Давыдова (Шапиро) Надежда Павловна

Когда в сентябре 1973 года в Астрахани появились афиши концертов Ульяновского симфонического оркестра с именем Ростроповича, мы, педагоги консерватории, несмотря на то, что теплоход, на котором музыканты совершали концертное путешествие по Волге, принимали не во всех городах, унизительно отменяя «нежелательные» периферийные гастроли Человека мира, свободные убеждения которого раздражали властей, – все же надеялись на благополучное прибытие прославленного Маэстро в дельтовый город. Слава Богу, что «Ярослав Галан» причалил в Астрахани без каких-либо препятствий! А наряду с концертами в филармонии («изюминкой» которых было выступление примадонны Большого театра Галины Вишневской со сценой Письма Татьяны из «Евгения Онегина» Чайковского), в большом зале консерватории состоялась встреча с Мстиславом Леопольдовичем, на которую дружно собрались вузовские педагоги и студенты, а также преподаватели и учащиеся музыкального училища и детских музыкальных школ города.

Среди участников незабываемой встречи была и юная виолончелистка Надя Давыдова, которая сидела в зале Астраханской консерватории рядом со своим учителем Евгением Георгиевичем Фурсиным и студентами его виолончельного класса Валерием Волковым, Николаем Чученко и Виталием Сподинцем.

Много лет спустя, общаясь с Надеждой Павловной  Давыдовой (Шапиро) в интернетовских «Одноклассниках», мы взахлеб делились воспоминаниями о событиях того сентября, и она рассказала, что после сольного виолончельного концерта Ростроповича Фурсин пригласил его в гости и познакомил со своими воспитанниками: «Мы думали, что после двухчасового выступления в переполненном зале филармонии Мстислав Леопольдович устал и его не стоит утомлять нашим любопытством, но ничего подобного, он с удовольствием общался с нами, блистая юмором и непревзойденным артистизмом. А еще Ростропович подарил свое фото Фурсину, расписавшись на снимке: “Королю Астраханской гос.консерватории».

Интересно, что серьезно заниматься музыкой и играть на виолончели Надя начала в 12 лет. Летом 1970 года, услышав по местному телевидению о том, что сектор педпрактики Астраханской консерватории принимает детей для обучения на различных музыкальных инструментах, мама предложила ей пойти на прослушивание. Георгий Илларионович Славников, возглавлявший тогда сектор педпрактики, разглядел музыкальную одаренность физически крепкой девочки и посоветовал ей учиться играть на виолончели. А так как первоначальная музыкальная подготовка Нади ограничивалась уроками пения в общеобразовательной школе и посещениями хорового кружка во Дворце пионеров, Славников предупредил, что, кроме индивидуальных занятий по виолончели, она должна регулярно посещать уроки музыкальной грамоты и сольфеджио, которые будут вести теоретики-практиканты.

Поскольку первый учитель НадиВалерий Волков – являлся студентом класса Е.Г. Фурсина, Евгений Георгиевич периодически присутствовал на занятиях начинающей виолончелистки и убедился в ее профессиональной перспективности. Не случайно со второго класса педпрактики он сам стал обучать Надю, чтобы уже через два года, закончив восьмилетку в общеобразовательной школе, она смогла поступить в музыкальное училище. Так и случилось. За три года интенсивных занятий под руководством опытных педагогов и талантливых студентов консерватории (теоретические предметы вели Ангелина Бабаян, Алла Свиридова, Лора Ватт) одаренная и трудолюбивая девочка прошла курс детской музыкальной школы по классу виолончели и уверенно поступила в Астраханское музыкальное училище, гордясь, что стала «первой ласточкой» из всех, кто после учебы в секторе педпрактики АГК продолжили совершенствоваться в музучилище.

Первые годы в музыкальном училище Надежда также училась у Е.Г. Фурсина. А концертмейстером в его классе работала Н.В. Михайловская, преподававшая на кафедре камерного ансамбля и концертмейстерской подготовки, возглавляемой Евгением Георгиевичем со дня открытия Астраханской консерватории. Они были супругами и в 1976 году уехали в Днепропетровск. Ощущая свою ответственность за дальнейший профессиональный рост талантливой ученицы, Е.Г. Фурсин предлагал Наде последовать за ними. Но ее мама воспрепятствовала этому, и она заканчивала Астраханское музыкальное училище в классе Николая Александровича Самусенко.

В 1977 году, получив диплом с отличием и рекомендацию для продолжения учебы в вузе на дневном отделении, Н.Давыдова решила поступать в Астраханскую консерваторию, чтобы учиться у Н.Р. Захарян, экспрессивной игрой которой неизменно восхищалась. А главное, занимаясь в ее классе, Надежда приобщалась к лучшим традициям виолончельной школы Ростроповича, ведь Захарян, после окончания Азербайджанской консерватории (что в данном контексте можно считать знаковым, потому что М.Л. Ростропович родился в Баку), совершенствовалась в аспирантуре Московской консерватории, в классе профессора Н.Н. Шаховской, воспитанницы С.М. Козолупова и М.Л. Ростроповича. «Нателла Рубеновна советовала в исполнении не терять своей непосредственности – того, что идет от души и сердца, рождаясь в атмосфере страстной влюбленности в музыку. Она учила нас выразительному «сочному пению» на виолончели, показывая, какие дивные интонационные оттенки можно извлечь на любимом инструменте. Сколько произведений – от Баха до Шостаковича – мне довелось сыграть за годы учебы, оттачивая исполнительский стиль под ее руководством! Каждый урок в ее классе был неповторимым. К тому же Нателла Рубеновна объединяла своих студентов в ансамбль виолончелистов, и мы часто выступали в различных концертах, с неизменным успехом. Однажды «Танец огня» Де Фальи играли, по требованию публики, трижды! Оркестровый класс у нас вел Л.Г. Джергения – колоритный дирижер, а после его отъезда из Астрахани – Ф.Я. Сепкулов, лирик по натуре, который приехал к нам после работы в Казани и учебы в ассистентуре-стажировке Московской консерватории, в классе знаменитого дирижера Г.Н. Рождественского. Сколько же за годы учебы было исполнено симфоний и инструментальных концертов. Особенно запомнилось, как со студенческим оркестром мощно играли пианист Эрвин Камалов, скрипачка Наталья Дашевская и виолончелистка Нателла Захарян! Концерты с их участием становились событиями музыкальной жизни города. А еще нельзя не вспомнить, что в то время студенты-вокалисты заканчивали консерваторию оперными спектаклями, в сопровождении симфонического оркестра. Так что наша профессиональная подготовка была разносторонней. Это было счастливое время в моей судьбе. Может еще и потому, что во время учебы в Астраханской консерватории сложилась моя личная жизнь. Скрипач Григорий Шапиро, ставший моим мужем, приехал в Астрахань из Одессы. В консерватории он начинал у Бориса Алексеевича Красильникова, а продолжил у Валерия Петровича Шубного. Конечно, все мы, студенты-струнники, общались между собой и в неформальной обстановке. К тому же вместе работали в камерном филармоническом оркестре, которым руководил Б.А. Красильников. Вспоминается, как после исполнения старинной музыки в Успенском соборе кремля, где тогда был выставочный зал, мы долго не расходились, очарованные гулкой акустикой этого уникального помещения», – рассказывает Надежда.

В 1982 году, сыграв на выпускном экзамене по специальности Адажио и фугу из виолончельной сюиты №5 И.С.Баха, первую часть Концерта для виолончели с оркестром Хачатуряна, Адажио и аллегро Шумана, а также «Пеццо каприччиозо» Чайковского, Надежда Давыдова удостоилась не только отличной оценки, но и рекомендации ГЭК, под председательством Е.А. Чугаевой, доцента кафедры скрипки и альта Московской консерватории им. П.И.Чайковского, продолжить учебу в ассистентуре-стажировке Горьковской консерватории им М.И.Глинки. Однако Надежда, по семейным обстоятельствам, отказалась от такой заманчивой возможности карьерного роста (ведь по окончании она могла рассчитывать на педагогическую деятельность в вузе) и предпочла поехать работать в Одессу, родной город своего супруга Григория Шапиро. А ему тогда предстояло еще два года учиться в консерватории и после этого отправиться на срочную армейскую службу.

В Одессе Надежда сначала преподавала в детской музыкальной школе, а год спустя прошла по конкурсу в группу виолончелистов оркестра Одесского Академического театра оперы и балета. А Григорий работал в оркестре Театра музыкальной комедии, художественным руководителем которого являлся народный артист СССР Михаил Водяной.

Но в 1991 году семья Шапиро приняла решение переехать в Израиль. С того времени они проживают в городе Бат-ям, рядом с Тель-Авивом, недалеко от Иерусалима. В 90-е в Израиле оказалось немало русскоязычных музыкантов, объединявшихся в различные оркестры и ансамбли. «Мы с Григорием играли здесь сразу в нескольких оркестрах. В симфоническом оркестре Бат-яма – с дирижером Амос Мелером, камерном оркестре города Рамат-Ган – с Риклисом и Трауба. В симфоническом оркестре «Виццо», под управлением Евгения Цирлина, 10 лет проработали в Тель-Авиве. Был еще ансамбль «Юваль», в составе которого мы периодически выступали с хасидским хором и канторами со всего мира. Кроме того, играли в различных квартетах. Словом, несмотря на конкуренцию, в Израиле мы были профессионально востребованными, ведь за плечами у нас было классическое музыкальное образование и опыт работы в первоклассных театральных оркестрах. А то, что в 2000-е я прекратила профессиональную гастрольную деятельность, связано исключительно с моими семейными обязанностями и прежде всего – воспитанием наших двух сыновей», – признается Надежда.

А на какой виолончели она играла в Одессе и Израиле? Оказывается, еще в 1981 году, заканчивая Астраханскую консерваторию, Надежда вместе с Григорием поехала в Волгоград, к мастеру Владимиру Рытову, который сам был виолончелистом и владел секретами обработки дерева «под старину». Инструмент, сделанный им для Надежды, переливался множеством оттенков неповторимого цвета, привлекая необыкновенным изяществом «женственных» форм и звучным «медовым голосом» обширного диапазона. С тех пор она не расстается со своей «Красавицей» (так Надя называет свою виолончель) и держит ее в твердом футляре, чтобы уберечь от случайных ударов.

Любовь Власенко,

заслуженный деятель искусств РФ, профессор


Версия для слабовидящих