… А древо родовое все-таки живет

От редакторов: В 2008 г. Астраханской областной общественной организацией пенсионеров «Дети погибших солдат в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» была издана книга воспоминаний «А мы отцов не дождались…». Один из рассказов, автором которого является Валерий Федорович Ломов, посвящен его отцу – Ломову Федору Иосифовичу, пропавшему на войне без вести. В семье Федора Иосифовича было два сына, старший, Евгений Федорович Ломов, является отцом Татьяны Евгеньевны Легенькой (в девичестве Ломовой), воспитанницы Астраханской консерватории, которая работает в alma mater концертмейстером (на кафедре хорового дирижирования и кафедре духовых и ударных инструментов).

         Приводим (с сокращениями) воспоминания В.Ф. Ломова из книги «А мы отцов не дождались…».

 

…А древо родовое все-таки живет

Все умершие мои родственники по материнской линии покоятся в астраханской земле. И у меня всегда есть возможность посидеть около места их упокоения, возложить цветы и просто помолчать. А вот на могилу отца… сходить не могу. И это так печально, и так, если хотите, несправедливо.

Говорят, что война не окончена, пока не захоронен последний ее солдат. Где похоронен мой отец, погибший в первом весеннем наступлении нашей армии, – никто мне не ответит. Да и государство все послевоенные годы мало занималось возвращением имен погибших.

Моя мать ждала отца с фронта всю свою жизнь. Я не помню его и завидую старшему брату, сказавшему отцу на вокзале, что ему не нравится его новое серое пальто. Это была солдатская шинель. И пусть отца сегодня нет с нами, но в самые яркие мгновения жизни чувствовали, что он рядом. Для нас с братом самой высокой похвалой были слова матери: «Отец остался бы доволен вами!». Когда досаждали ей своими шалостями, мать говорила всегда: отец вернется, и что она сможет сказать ему о нашем поведении. Это действовало посильнее любого наказания. Мать приучила меня к тому, что я до сих пор мысленно согласовываю свои поступки с отцом.

Война ворвалась в судьбы наших людей нежданно. Молодой, не достигший 30-летнего возраста, веселый, красивый, любивший песни петь под гитару, которая стала реликвией нашей семьи. Имея двоих детей, любимую и любящую жену, отец никак не предполагал вот так расстаться с жизнью.

Он имел «бронь». Мать это успокаивало. С ее слов, все ждали быстрого и победного завершения войны. Но сдержанные сводки Совинформбюро почти ничем не обнадеживали. Однажды отец объявил о своем решении идти на фронт добровольно. Мать, как могла, отговаривала, объясняя, что ей тяжело будет одной с двумя детьми. Но он заверял, что война эта непродолжительная, и он скоро вернется, тем более, что одну, финскую, уже пропустил, и ему будет стыдно смотреть людям в глаза, если не пойдет выполнять свой священный долг.

У него не было военной специальности. Пройдя краткосрочные курсы, стал стрелком противотанкового ружья, и в начале 1942 года в составе сформированной в части отбыл на фронт. Ему пришлось участвовать в первом наступлении советских войск под Харьковом. В июле 1942 года пришло извещение о его гибели.

Судьба нашей семьи стала подобной судьбам более 70-ти тысяч семей астраханцев, погибших в той страшной войне.

<…> Несмотря на то, что с нашего родового древа жестокая война безжалостно оборвала немало листьев, оно выжило, выстояло в суровое лихолетье. Подрастают внуки, и в них наше продолжение.

В.Ф. Ломов


Версия для слабовидящих