ВЫПУСКНИКИ КОНСЕРВАТОРИИ

Курбанов ТТамерлан Шамильевич Курбанов

(1971-2005)

«Талант – единственная новость, которая всегда нова». (Б.Пастернак). Даже если эту новость узнаешь из послесловия к жизни талантливого человека…

Имя Тамерлана Курбанова, пианиста-виртуоза, стало известным в России после его успешных гастролей во многих городах страны, и главным образом – после концертов в Москве. В столице он выступал как стипендиат Международного благотворительного фонда Николая Петрова: в апреле 2003 г. на IV Международном фестивале «Кремль музыкальный» в Оружейной палате Московского Кремля, а в октябре того же года – в абонементе «Николай Петров представляет» в Большом зале Московской консерватории. Впервые пианист из Астрахани удостоился высокой чести дать концерт в двух отделениях в этом святом месте для каждого культурного человека.

Представив взыскательным московским слушателям программу из сочинений Скарлатти, Клементи, Вебера, Листа и Сен-Санса в транскрипции Листа и обработке Горовица, Тамерлан Курбанов показал не только свою феноменальную виртуозность, но и безупречное чувство стиля, сильное волевое начало и яркий артистизм в продуманных интерпретациях. «Всю палитру звуковых образов, весь ритм трех эпох (классицизма, романтизма и нашего времени) нашел пианист в своем прочтении, донеся его до слушателя», – так было написано в рецензии на этот концерт в газете «Культура».

Убедиться в справедливости высокой оценки исполнительского мастерства Курбанова могли также все те, кто видел по телеканалу «Культура» фрагменты его выступления в Оружейной палате Кремля (он играл ту же самую программу, что и в Большом зале Московской консерватории).

Сегодня, когда Тамерлана уже нет среди нас (тяжелая болезнь унесла жизнь музыканта в расцвете его профессиональных сил), остро осознаешь, кого мы лишились. Кто еще в Астрахани сыграет с таким же блеском фортепианные сочинения запредельной сложности, а знакомый репертуар смело освежит неповторимым исполнительским почерком? Ведь он был не похожим ни на кого, начиная со своих самых первых шагов в музыкальном мире.

Действительно, его биография никак не укладывается в стереотип музыкального образования и воспитания концертирующего пианиста.

Он родился 5 августа 1971 года в Махачкале. Мама, кандидат медицинских наук, думала, что сын также будет врачом, как и его сестра Хадижа, которая продолжила медицинскую династию. Но Тамику больше всего нравилось копаться в домашней библиотеке, запоем читая художественную литературу, и слушать, как мама в часы досуга играет на пианино, особенно «Революционный» этюд Шопена. А так как заставить его заниматься тем, к чему он не расположен, было просто невозможно, Маида Джамильевна в конце концов смирилась с выбором Тамерлана стать музыкантом. Правда, когда он решительно заявил об этом, ему уже исполнилось 14 лет. Казалось, что в таком возрасте поздно начинать заниматься на фортепиано, тем более рассчитывать на карьеру пианиста. Однако выдающиеся музыкальные способности позволили упрямому подростку уже через два года занятий в секторе педагогической практики при Махачкалинском музыкальном училище поступить сюда же на фортепианное отделение, в класс опытного педагога Т.П. Мелентьевой.

А затем он продолжил обучение в Астраханской консерватории, в классе профессора Г.Н. Бескровной. На выпускном экзамене сыграл сложнейшую программу, в том числе «Пляску смерти» Сен-Санса – Листа – Горовица, Токкату Прокофьева, первую часть Третьего концерта Рахманинова. И – небывалый случай в истории Астраханской консерватории – после его выступления переполненный зал встал, скандируя аплодисментами!

Но сам Тамерлан был далек от восторгов по поводу своей игры, ощущая необходимость дальнейшего профессионального совершенствования. И тогда педагог по специальности посоветовала ему поступать в аспирантуру Казанской консерватории, в класс профессора Э.В. Бурнашевой.

Своеобразной пробой сил перед вступительными экзаменами в аспирантуру для Тамерлана стало участие в торжественном открытии Большого концертного зала Казанской консерватории. Это событие было приурочено к 50-летию вуза, поэтому от Астраханской консерватории на юбилей поехали бывшие выпускники Казанской консерватории Л.А. Круглова и Г.Н. Бескровная, а также Ф.Я. Сепкулов, который в 70-е годы работал в Казани. Для музыкального приветствия они взяли с собой Курбанова. Как рассказывает Людмила Андреевна Круглова, когда во время торжественной церемонии Тамерлан сыграл «Вальс» Яхина, в зале раздался взрыв аплодисментов. «Известная пьеса татарского композитора прозвучала в новом прочтении, с необычайным шармом», – так отзывались слушатели, расспрашивая астраханцев об этом незаурядном пианисте. А осенью того же года Курбанов поступил в аспирантуру, которая стала для него школой высшего мастерства. По окончании учебы в 1998 году он еще два года провел здесь как стажер, выступая не только в Казани, но и гастролируя по стране, так как репертуар он накопил значительный, причем из самых сложных произведений фортепианной музыки, от старинных мастеров до современных композиторов.

По мнению В.В. Базова, помощника художественного руководителя Астраханского государственного театра оперы и балета, который в то время являлся проректором Казанской консерватории по концертной работе, и заведующей кафедрой специального фортепиано Астраханской консерватории, профессора Л.Б. Леонтьевой, она тогда работала деканом и заведовала аспирантурой Казанской консерватории, Тамерлан поднял виртуозность казанских пианистов на другой уровень: «В Казани наглядно убедились, что так играть можно!» А великолепная память позволяла ему за короткие сроки подготовить программу. Его творческий руководитель Э.В. Бурнашева ставила перед ним задачу выступить с очередным концертом в двух отделениях, а афишу с анонсом программы вешала в его комнате в общежитии. До выхода на сцену оставалось совсем мало времени, и нужно было усиленно заниматься.

Конечно, Эльфия Вафовна знала, на что способен ее аспирант. К примеру, он мог выучить 24 этюда Шопена за две-три недели, занимаясь ночью, когда рояль в консерваторском классе или пианино в комнате общежития были в его полном распоряжении. «К интерпретациям молодого пианиста в Казани относились неоднозначно, но его концерты публика не пропускала, во всяком случае, кафедра фортепиано, а это семнадцать педагогов, на выступления Тамерлана собиралась в полном составе», – вспоминает Людмила Борисовна Леонтьева. Между прочим, когда в Казань приехала из США внучка Скрябина – дочка Софроницкого и услышала, как играет Курбанов, то заявила, что он – интереснее, чем пианист-виртуоз Валодос, который сейчас популярен в Америке.

Осенью 2000 года Тамерлан возвратился в Астрахань, начав работать в консерватории как концертмейстер кафедры хорового дирижирования. Однако при этом он получил возможность широко гастролировать в качестве солиста-пианиста, а также играть программы с оркестром. Так, в памяти астраханцев осталось исполнение Курбановым концертов Баха (ре минор), Шопена (№ 1), Сен-Санса (№ 2). В декабре 2002 года он играл в Большом зале Российской академии музыки им. Гнесиных в составе педагогов и студентов Астраханской консерватории, выступавших в столице с творческим отчетом. Концерт этот завершался именно Курбановым, в исполнении которого прозвучала «Пляска смерти» Сен-Санса – Листа – Горовица. За кулисами сгрудились все участники концерта, с напряженным вниманием вслушиваясь в завораживающую игру Тамерлана. Казалось, что вместо двух рук у него четыре руки, настолько по-оркестровому выпукло и колористично звучали голоса этого сложного сочинения. Такое исполнение произвело фурор, и все слушатели, и в зале, и за кулисами, откликнулись продолжительными овациями и криками «браво»!

Поистине, звездным для молодого пианиста явился 2003 год, когда он стал стипендиатом Международного благотворительного фонда Николая Петрова, народного артиста СССР, лауреата Государственной премии России, президента Академии российского искусства, профессора Московской консерватории. Получив две видеокассеты с записью концертов Курбанова в Казани и Астрахани, Николай Арнольдович решил помочь талантливому музыканту, который не смог пробиться на международных конкурсах (Тамерлан участвовал в двух турах сложнейшего по условиям Международного конкурса им. Листа в Нидерландах, а также в Международном конкурсе им. Горовица в Киеве, где заслужил признание публики, но, к сожалению, не был замечен жюри).

Для Тамерлана быть стипендиатом Благотворительного фонда означало не только весомую материальную поддержку, но и успешную реализацию творческих задач, ибо он бесплатно занимался под руководством выдающегося маэстро Н.А. Петрова и мог выступать в престижных концертных залах России и за рубежом. Однако оправдать доверие Петрова считалось весьма нелегкой задачей, поэтому важно отметить, что Курбанов с обязанностями стипендиата достойно справлялся.

«Это очень яркий пианист, с выдающимися виртуозными данными, феноменальным слухом, искренней преданностью фортепианному искусству», – так отзывался о Тамерлане его знаменитый творческий наставник. И сейчас, когда все мы, музыканты и просто любители музыки, сердечно вспоминаем о нашем пианисте-виртуозе, так рано покинувшем этот мир, в первую очередь приносим запоздалую благодарность Николаю Арнольдовичу Петрову (1943-2011) за подвижнический труд и поддержку талантливой российской молодежи.

Следует сказать, что Тамерлан был не только пианистом-солистом, но и прекрасным ансамблистом. Еще в годы учебы в Казани он нередко выручал студентов-певцов и инструменталистов, исполняя в ансамбле с ними партию фортепиано на академических концертах. Причем свободно читал с листа ноты любой сложности. Незабываемо, как он играл в малом зале Астраханского музыкального училища, без какой-либо предварительной подготовки, сцену Письма Татьяны из оперы «Евгений Онегин» Чайковского. Это было во время мастер-класса воспитанницы Астраханской консерватории, народной артистки Татарстана, заслуженной артистки России Е.А. Михайловой, в то время доцента Казанской консерватории и солистки Татарского академического театра оперы и балета им. Мусы Джалиля. Присутствовавшие на этом показательном уроке астраханские педагоги-пианисты Т.Д. Белова, Т.С. Власова и Т.А. Аверочкина, по их признанию, были поражены высокохудожественной, с листа, игрой Курбанова в ансамбле с замечательной певицей Михайловой, выступавшей в этой партии в России и за рубежом.

В последний раз он играл перед публикой 19 декабря 2004 года, в любимом Большом зале Астраханской консерватории, на концерте памяти первого губернатора Астраханской области А.П. Гужвина (1946-2004). Играл, несмотря на боль, точившую его изнутри (состояние здоровья у Тамерлана было, по оценке врачей, ужасающе запущенным). А потом попал в больницу, из которой вскоре сбежал, чтобы оказаться в комнате консерваторского общежития, где он проживал все свои астраханские годы, и сесть за пианино, с упоением играя «Картинки с выставки» Мусоргского в обработке своего неизменного кумира Горовица. «Умирать – так с музыкой»! Радуясь, как ребенок, этому произведению, он попросил маму, которая была все эти последние дни рядом с ним, и свою подругу Лену похоронить его с нотами. Но при этом еще продолжал строить планы на будущее: что он будет исполнять и куда поедет на очередные гастроли. И вновь принимался играть Мусоргского. В опустевшем на зимних каникулах студенческом общежитии по всем этажам гулко раскатывались мощные звуки «Богатырских ворот» – последней из «Картинок с выставки».

А через три дня его не стало. Верные товарищи, музыканты Сергей Лагутик и Алексей Отраднов, узнав, что часы Тамерлана сочтены, глубокой ночью приехали в Кировскую больницу, где он лежал в реанимационной палате, – проститься с другом.

Круг жизни пианиста-виртуоза замкнулся – 3 февраля 2005 года. А похоронили его в родной Махачкале, с нотами самых любимых фортепианных произведений.

Эльфия Вафовна Бурнашева сказала о Тамерлане Курбанове: «Вы даже не представляете, какой это был гениальный пианист. И необычный человек. Одержимый любовью к музыке. Наверное, мы не могли его понять, потому что сами мы – другие. А он – как яркая комета, которая высоко пролетела над нами» …

Л.П. Власенко,

заслуженный деятель искусств РФ,

профессор АГК

 

 

 

 

 

 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Версия для слабовидящих