Людмила Павловна Казанцева

Людмила Павловна Казанцева – доктор искусствоведения, профессор Астраханской государственной консерватории (академии) , заведующая Проблемной научно-исследовательской лабораторией музыкального содержания, академик Международной академии информатизации и Российской Академии естествознания. Член Союза композиторов России. Заслуженный деятель науки и образования, обладатель Почетного звания «Основатель научной школы». Председатель Регионального экспертного совета РГНФ. Член Объединенного диссертационного совета (г. Саратов, 2005 – 2013) и Диссертационного совета при Казанской государственной консерватории (2003 – 2006), редакционных коллегий четырех научных журналов. Состоит в Научном комитете Общества теории музыки России.

         Дипломант Всероссийского конкурса научных работ (Министерство культуры РФ, 1999). Победитель конкурса на лучшую научную книгу (Фонд развития отечественного образования, 2006) и лауреат того же конкурса (2010, 2012, 2013). Лауреат премии Губернатора Астраханской области по науке и технике (2003) и музыкальной премии им. Артура Каппа (Администрация Астраханской области, 2004). Лауреат Международного конкурса «Лучшая научная книга в гуманитарной сфере» (Вятка, 2013) и Всероссийской выставки (Российская академия естествознания, 2011). Обладатель Национального сертификата качества (2011). Награждена Почетными грамотами Министерства культуры Российской Федерации (2009), Администрации Астраханской области (2002), Министерства культуры Астраханской области (2012), Администрации г. Астрахани (1999). Член жюри I и II Всероссийских конкурсов научных работ молодых ученых (2004, 2006).

         Автор книг и брошюр (20), научных статей (более 160), публикаций в центральной прессе, экспериментальных учебных программ по теории музыкального содержания. Научный руководитель дипломных работ студентов-музыковедов (более 30), кандидатских диссертаций (10), консультант докторских диссертаций (2).

         Один из лидеров современного научного сообщества России, человек с академическим мышлением и принципиальным взглядом на фундаментальные вопросы искусствоведения. Обладает беспримерной работоспособностью и удивительным умением консолидировать единомышленников разных поколений в научном поиске. Талантливый педагог и новатор в сфере научно-методического оснащения музыкального образования.

         В своем научном творчестве музыковед постоянно обращается к тому, как человек отображается в музыке. Совершенно неслучайно одной из ее показательных работ стала книга «Музыкальный портрет». Но сам музыковед – не достоин ли и он портретирования? Понимая, что многие нюансы неизбежно окажутся за «рамой», все же попробуем бегло набросать «штрихи» этого портрета.

         Людмила Павловна Казанцева – абсолютно преданный музыкальной науке человек. Четкому пульсу работы мысли и сердца подчинены все направления ее многогранной деятельности, сфокусированной на МУЗЫКЕ. Являя собою образец высокого стиля жизни, она работает во многих жанрах музыковедческого дела – чистого созерцания в процессе построения теоретических концепций, программного обеспечения методиками и учебниками по экспериментальным дисциплинам, по-камерному тонкого вчитывания в тексты своих подопечных, масштабного резюмирования в экспертных оценках крупных научных опусов, критическом анализе и популяризации музыкального искусства.

         Первая веха профессиональной биографии Л.П. Казанцевой – обучение в сильнейшем тогда на Украине Днепропетровском музыкальном училище им. М.И. Глинки по специальностям «Теория музыки» и «Фортепиано». Здесь сразу обозначилось такое важнейшее качество творческой личности, как универсализм, которое позже раскрывалось и в разнообразной практической самореализации специалиста, и в умении увидеть и осознать специфику музыки в широчайших искусствоведческих и культурологических контекстах, и в свободной навигации по пространству научного осмысления собственно музыки. Помимо академических музыковедческих, пройдены все положенные пианисту предметы, а также приобретен опыт участия в исполнительских конкурсах. Как считает Людмила Павловна, «пианистическая подготовка очень помогла моему профессиональному становлению, постоянно выручает в работе и поныне».

         Далее жизнь привела к следующей ответственной ступеньке восхождения к высотам музыковедческого дела – учебе в столице. Здесь происходит ряд знаковых событий. Обучаясь в ГМПИ им. Гнесиных, начинающий музыковед впитывает опыт настоящего Мастера своего дела, научного руководителя Юрия Николаевича Рагса. Она заслушивается лекциями по истории зарубежной музыки Р.К. Ширинян, по русской музыке – О.Б. Степанова, анализу музыкальных произведений – Р.Н. Берберова, музыкальной ритмике – В.Н. Холоповой, эстетике – Г.И. Куницына; успевает «бегать» и на лекции в Московскую консерваторию.

         Начальный опыт научного исследования накапливался в работе над дипломной рукописью «Функции музыкальной интонации». Впоследствии проблемы музыкальной интонации и музыкального тематизма неоднократно делались объектом ее научного рефлексирования. Достаточно назвать несколько работ: «Система семантических функций музыкально-тематического материала» (Красноярск, 1988), «О драматургическом своеобразии музыки с тематическими заимствованиями (Екатеринбург, 1991), «Музыкальная интонация» (Астрахань, 1999), «Тема как категория музыкального содержания» (Москва, 2002), «Полисемантичность музыкальной интонации» (Москва, 2002) и др. Образно-смысловые, жанровые, стилевые, эстетические, драматургические свойства интонации в их взаимосвязи раскрываются в книге «Основы теории музыкального содержания» (Астрахань, 2001, 2009).

         Не только дипломная работа, но и другие жанры музыковедения осваиваются пытливой студенткой в Москве. Так состоялась «проба пера» будущего рецензента – ведущий курс музыкальной критики И.Я. Рыжкин способствовал публикации в журнале «Советская музыка» (1975, № 10) нескольких ученических этюдов, в числе которых оказался и ее материал.

         Продолжается развитие профессиональных навыков в области пианизма. Они шлифуются в работе концертмейстером Университета Дружбы народов. В ходе общения с представителями разных народов мира, обучавшимися в Москве, приобретается своеобразный исполнительский опыт.

Дальнейший ход судьбы образовал своего рода трехчастную форму (уж не сознательно ли «построенную» педагогом, все годы своей профессиональной деятельности ведущим курс музыкального формообразования?) «Астрахань – Красноярск – Астрахань».

         Первый шестилетний астраханский период – время работы в Астраханской консерватории, куда молодой специалист приезжает по распределению. Здесь ее ждут новые ощущения – как преподавателя, несмотря на то, что разница между педагогом и студентами внешне тогда была практически незаметна. Линия жизни продолжает «вести» также по просторам научной мысли. В ожидании начала первого учебного года в качестве преподавателя вуза, в ситуации вынужденного «безделья» (учебный процесс тогда начинался только в октябре из-за занятости студентов на сельскохозяйственных работах) пишется первый самостоятельный научный опус. Тема, похоже, возникает по провидению свыше – как желание расшифровать скромную сноску в своей дипломной работе: «Вопрос о коллаже, как выходящий за рамки темы, в данной работе не рассматривается». Речь идет о материале «Коллаж в современной советской музыке», изданном чуть позже в Риге. До сих пор Людмилой Павловной помнится благосклонная оценка этой рукописи на заседании кафедры старшей коллегой Ангелиной Григорьевной Бабаян, по иронии судьбы, ставшей через годы ее первой аспиранткой.

         Здесь следует добавить, что и сама Людмила Павловна проходит путь аспиранта, вновь проникаясь пульсом столицы, ибо формирование и реализация научной концепции в диссертации осуществляется в родном вузе – ГМПИ им. Гнесиных в классе Ю.Н. Рагса. Однако линия жизни обогащается еще одной неприготовленной модуляцией – сибирской.

         Второй, также шестилетний, период – красноярский – переносит нашу героиню в Красноярский государственный институт искусств. В далекий сибирский город со знаменитыми «Столбами» Людмила Павловна приезжает по приглашению заведующего кафедрой истории и теории музыки композитора О.И.Меремкулова, с которым до того случайно встречается на концерте в Москве. Со своим маленьким педагогическим стажем она, между тем, в Красноярске воспринимается как «опытный» специалист, ибо вуз был совсем молодой, и коллеги по кафедре – тоже.

         Важно подчеркнуть, что вуз, помимо музыкантов, объединял и другие творческие специальности: факультеты театрального и изобразительного искусств. В своеобычную атмосферу таких учебных заведений вплетаются выставки и защиты дипломных работ художников, общение с театроведами. Расширяются горизонты не только знания других сфер творчества, но и понимания имманентных законов музыки. Для творческой биографии музыковеда этот контекст был благотворным и полезным, поскольку прорастает и укрепляется новая, но принципиально важная для нее исследовательская тема – взаимодействие искусств, которая затем оформляется в коллективной монографии «Музыка начинается там, где кончается слово» (Астрахань, 1995, в соавторстве с М.Бонфельдом, П.Волковой, В.Шаховским). Проложенный еще тогда тематический вектор продлевается целым рядом работ. Вот лишь некоторые из них: «Хлебников и его окружение: о творческом универсализме Михаила Кузмина» (Астрахань, 1998), «“Пиковая дама” Пушкина – Чайковского: столетие спустя» (Петрозаводск, 2000), «Велимир Хлебников и семантика слова в современной музыке» (Астрахань, 2005), «Синестезийность музыкального содержания» (Казань, 2008).

         Не только широкий спектр художественных впечатлений «на пересечении» искусств, но и углубление в сферу музыкального искусства как такового Красноярск 80-х годов дает в полной мере. Здесь музыкальная жизнь буквально бурлит. В 1983 году открывается Красноярское отделение Союза композиторов России, у истоков которого довелось стоять и Людмиле Павловне, вскоре образовывается секция музыкальной критики, которую она возглавляет. Как отзывается об этом времени Людмила Павловна, «жизнь кипела, все было интересно, во всем хотелось поучаствовать». Кроме педагогики и научных исследований она выступает лектором в филармонических концертах, редактором, рецензентом… Особо хлопотное, но благородное дело – организация ряда международных, всесоюзных и всероссийских научных конференций, в том числе «Б.В. Асафьев и проблемы музыкальной культуры» (1984), «Мастера оперы и балета России» (1986), «Творчество красноярских композиторов и музыкальная культура Красноярского края» (1986). Неудивительна закономерность нового направления в музыковедческой деятельности молодого ученого – краеведения. Появляются статьи «Тема Сибири в музыке красноярских композиторов (1988), «Поиски Красноярского музыкального» (Москва, 1991, в соавторстве с Л.Лаврушевой) и др.

         Несмотря на столь сложную полифоническую партитуру жизни, творческой энергии хватает и на то, чтобы довести в этом «беге» (фуге) «тему» до кульминации – защитить кандидатскую диссертацию «Содержательные особенности музыкальных произведений с тематическими заимствованиями» в Ленинградской консерватории. В центре исследования – музыка современных композиторов, тогда гораздо менее доступная слушанию и изучению, нежели сейчас. Живя в «глубинке», необходимо было много времени тратить на то, чтобы раздобыть записи и партитуры, научную литературу, что требовало частых поездок в Москву. Удаленность Красноярска от центра, как и целый ряд других причин, предопределяют очередной драматургический ход в жизни Людмилы Павловны – возвращение в Астрахань, но теперь уже в другом статусе – как состоявшегося ученого, педагога, критика, просветителя… Реприза оказалась динамической…

Второй астраханский период длится по сию пору и наполнен таким количеством событий, которого хватило бы на несколько жизней нескольких человек. Максимализм и отточенность деталей в мышлении, формульность и одновременно поэтичность в выборе научных тем собственного творчества и своих многочисленных учеников, обширная география научных контактов и врастание в культуру одного города – все это слагаемые набрасываемого нами портрета.

         Безусловно, главный «верстовой столб» этого отрезка творческого Пути – защита докторской диссертации «Автор в музыкальном содержании» в Московской консерватории. Как говорит Людмила Павловна, «специально диссертацию я не писала, несмотря на то, что заинтересованно следящий за моим ростом заведующий кафедрой теории и истории музыки М.А. Этингер много раз сетовал: нужно не размениваться на мелочи, а писать большую серьезную работу. Однако как-то поняла, что все публикации и устные выступления центрируются вокруг личности композитора, что, говоря словами французского писателя и философа Роже Гароди, “то, что мне интересно в натюрморте Сезанна «Ваза с яблоками» – это не наличие яблок, а присутствие Сезанна”. Прочертилась структура книги (опять-таки, не диссертации), высветились “белые пятна”, которые уже целенаправленно стали затем «растушевываться», прорисовывая целостную “картину”». Когда стало ясно, что монография «тянет» на докторскую, было принято решение защищать ее как диссертацию.

         Хотя второе – докторское – исследование выполнялось теперь уже совершенно самостоятельно, смелость и оригинальность концепции неоднократно «проверялись» в дискуссиях на конференциях и публикациях. Необходимость составить представление о разных точках зрения на выдвигаемую научную концепцию побудило обратиться к специалистам с просьбой почитать и высказаться о рукописи. Первыми читателями стали, конечно же, педагоги родной кафедры: поддерживающий научные поиски младшей коллеги М.А. Этингер и многолетний придирчиво-требовательный рецензент работ Людмилы Павловны Н.Н. Калиниченко. Откликнулись на просьбу также музыковеды-композиторы М.Ш. Бонфельд и В.А. Екимовский, высказавшие ценные соображения. Поистине судьбоносным можно считать попадание рукописи для обсуждения на кафедру междисциплинарных специализаций музыковедов, возглавляемую известным ученым В.Н. Холоповой, где разрабатывается исследовательская тематика, связанная с содержанием музыки. Здесь научный текст получил высокую компетентную оценку, дав импульс дальнейшим многолетним творческим и личным контактам. Защита успешно состоялась, подведя черту целому этапу научных исканий.

         На рубеже ХХ – ХХI веков Людмилой Павловной пишется огромное количество работ с неизменным высоким знаком качества в самых разных жанрах и на самые различные темы. Заметная веха в творческой биографии музыковеда-первопроходца – книга «Музыкальный портрет» (1995). Заданный в ее первой главе вопрос «Что такое портрет в музыке?» вводит в своего рода «галерею», в которой перед слушателем предстают портрет-эмоция (у Франсуа Куперена, Жана Франсе, Эдисона Денисова), портрет-характер (охват комплекса личностных свойств), портрет-жизнеописание и, наконец, автопортрет в музыке (здесь друг друга сменяют звуково «материализованные» «лица» И.С.Баха, Р.Шумана, Г.Берлиоза, Б.Сметаны, Э.Кшенека, Р.Штрауса, Д.Лигети, легенды джаза Ч.Мингуса и других музыкантов). Избранная в монографии тема раскрывается в перекличках музыки, живописи и литературы.

         Постоянно будоражащие неуемную человеческую мысль природа музыки, ее сущностные основы, ее «содержательный» аспект неизбежно порождают необходимость разработать теорию, которая стала бы ключом к анализу разнородных явлений в области музыкального искусства. Потребность в подобной теории давно ощущалась музыковедением. В наши дни ее развитием занимается несколько научных школ в ряде географических точек страны: в Москве (В.Н.Холопова, А.Ю.Кудряшов), Уфе (Л.Н. Шаймухаметова), Новосибирске (М.Г. Карпычев). Южный регион России – важная составляющая на этой научной карте, и возглавляет здесь это направление, связывая Астрахань, Волгоград, Саратов, Краснодар, Майкоп, профессор Людмила Павловна Казанцева.

         Как любое «правое дело», научно-педагогическое направление «музыкальное содержание» появилось не сразу. Примерно с середины 90-х годов в учебный план Астраханского музыкального училища внедряется дисциплина «Теория музыкального содержания», затем данный курс постепенно начинает укореняться в Астраханской консерватории у студентов и аспирантов разных специальностей. Следующий шаг – регулярное проведение курсов ФПК по «содержательной» тематике, на которые собираются местные преподаватели, приезжают слушатели из разных городов, работающие как в школах, так и в колледжах и вузах, сама Людмила Павловна выезжает в разные регионы страны.

         Параллельно с этим процессом развивается другой. Дело в том, что в консерватории открывается аспирантура, и к дипломникам добавляются первые аспиранты, а затем и докторанты. Практически все темы, избираемые учениками, в той или иной степени соприкасаются с проблемами музыкального содержания, будь то «Камерно-инструментальная музыка в художественном пространстве Серебряного века» (О.В. Шевченко-Бегичева), «Проблема синтеза искусств в экранном музыкальном театре» (С.С. Севастьянова), «Финал в симфонических циклах Бартока, Онеггера и Хиндемита (1930 – 1950-ые гг.) (О.В. Шмакова), «Темперамент как музыкально-художественный феномен» (М.В. Сальникова), «Фуга в творчестве отечественных композиторов последней трети ХХ века» (И.И. Васирук), «Семантика тональности в оперном творчестве Н.А. Римского-Корсакова (О.А. Бозина) и др.

         Подобный Путь – синтез капитальной Науки и умной педагогики – программирует неизбежное: постепенно вызревает научная школа и идея создания Лаборатории. В результате определяется официальный статус научно-педагогического направления. Уже вполне очевидные жизненные реалии закрепляются как открытая в 2009 году Проблемная научно-исследовательская лаборатория музыкального содержания. Лежащий в ее основе профессиональный стержень обусловливает организаторские акции, результатом которых становятся регулярные научные чтения и конференции. Он предусматривает редакторскую работу, в ходе которой отыскиваются и специально приглашаются интересные, неординарно мыслящие авторы коллективных изданий. Он пронизывает собою педагогику – стремление «вылепливать» личности молодых музыкантов. Он трансформируется в усилия по структурированию познавательно-изыскательской деятельности целого научного сообщества под названием «Лаборатория». Он воплощается в просветительски-популяризаторских проектах, в том числе в наполнении «контентом» сайта http://www.muzsoderjanie.ru , отражающего многообразную работу Лаборатории.

         Особо важная забота Лаборатории – методическое обеспечение учебного процесса по дисциплине «Музыкальное содержание». Ее заведующей опубликована серия учебных пособий, фундамент которых закладывают дважды изданные «Основы теории музыкального содержания (2001, 2009) и «Хрестоматия по теории музыкального содержания», включающая нотные образцы и аудиозаписи по изучаемому курсу (Астрахань, 2006). Базовые пособия дополняются такими, как «Музыкальное содержание в контексте культуры» (Астрахань, 2009) и «Анализ художественного содержания вокального и хорового произведения» (Астрахань, 2011). К этому же ряду примыкают программы по теории музыкального содержания для всех звеньев музыкального образования (Астрахань, 2001) и методическое пособие «Анализ музыкального содержания» (Астрахань, 2002). Целый ряд статей заключает в себе методологические рекомендации по внедрению научных достижений в области теории музыкального содержания в педагогический процесс.

         В арсенале ученого всегда находятся вопросы фундаментального характера, подобные набору тонов в серии, из которых вырастает магическая квадратура целого – это осмысление категорий «программная музыка», «тональность», «образ», «жанр», «стиль», «политилистика», «синестезия». Вместе с тем, выделяются четыре проблемных «лейткомплекса», объединяющих разнородные тексты и вместе образующих зрелую научную концепцию на мощной методологической базе. Роль «главной», безусловно, приняла на себя тема «музыкальное содержание», тогда как «побочной» можно назвать «автора в музыке». «Связующей» и «темой эпизода в разработке» правомерно считать соответственно «полистилистику» и «творчество современных композиторов».

         Портрет Людмилы Павловны как Ученого, Учителя, наконец, Прекрасной дамы был бы неполон без ее многочисленных выступлений на научных конференциях. Весьма насыщенными, очень разными, стыкующимися по принципу «монтажной драматургии» (понятие, предложенное Л.П. Казанцевой по отношению к музыке), оказываются зарубежные научные форумы, на которых Людмила Павловна считает своим профессиональным долгом донести наработанные идеи. Речь идет, например, о Международной научной конференции в Великобритании «Русская и советская музыка: переосмысление и открытие заново» (2011), где ею был сделан доклад «Жанр пассионов в творчестве Алексея Ларина». В Белграде на конференции «Музыка и бумага. Музыка и экран» (2012) из доклада ученого стало очевидным, что бумага способна соучаствовать в решении ответственных художественных задач. А далее были Вильнюс (2012), Даугавпилс (Латвия, 2012, 2013), Афины (2013), Лондон (2013).

         Поездки за рубеж ничуть не снижают интенсивности выступлений Людмилы Павловны в разных регионах нашей страны (например, в Санкт-Петербурге на Первом конгрессе Общества теории музыки России в 2013 году). При этом идет постоянный процесс рецензирования, подготовки публикаций к печати, участия в редакционных коллегиях научных изданий, оппонирования. О последнем стоит сказать несколько слов.

         Каждый ученый понимает, что оппонентский отзыв на защите диссертации имеет архиважное значение для результата. Здесь необходимо умение и высветить сильные стороны исследования, представить структуру, методологию, и в то же время «вытащить» шлак, обозначить недосказанное, недодуманное… Сочетание мудрости посвященных и точности скальпеля хирургов – те качества, которыми должен обладать оппонент, так как в отдельных случаях при анализе рукописей требуется решительность и принципиальность, как в известном изречении: «Платон мне друг, но истина дороже». Этими свойствами профессионала с «высокой планкой» требований, как постоянно отмечают коллеги, и руководствуется Людмила Павловна.

         Вне всякого сомнения, главным делом ее жизни остается МУЗЫКА, которую она и «поверяет алгеброй», почти эзотерически трактуя структурные уровни музыкального содержания. Поэтому представим квинтэссенцию научной биографии Людмилы Павловны в технике коллажа – калейдоскопа цитат из ее труда «Основы теории музыкального содержания»:

         «Энергия движения изначально присуща тону, она сокрыта в его напряжении. Тем самым уже в музыкальном тоне ценны и его автономность, и его связанность с другими тонами, пересечены пространственная и временнáя координаты музыки».

         «При условии охвата слушателем множества смысловых пластов интонации, полисемантичность обеспечивает “объемное”, многоканальное воздействие на слушателя».

         «Нам открывается своего рода “каталог” музыкальных образов, в который вошли мир человека (образ-эмоция, образ-мышление, образ-речь, образ жестикулятивно-двигательный, образ-состояние, образ-характер), мир вне человека (образ “визуальный”, образ-игра), мир музыки (образ-звучание, образ-движение) <…> В произведении обнаруживается сразу несколько образных сфер, т.е. оно синтетично, интегративно, противодействует однозначности». «Музыкальный образ – способ раскрытия темы».

         «Тема – обобщающая мысль-формула, положенная в основу музыкального произведения или его части; творчества одного композитора или их группы».

         «Идея – это специфическая акцентуация темы, особый угол зрения на нее, угол ее “поворота” <…> Идея – некая надстройка над произведением, она кристаллизуется самим музыкальным опусом, усилием всех элементов структуры его содержания».

         «Концепция – процесс кристаллизации идеи. Процессуальная концепция и кристалличная идея-формула, взаимодополняя друг друга, составляют идеологический иерархический уровень музыкального произведения».

         Итак, абстрактные звуки, превращаемые энергией движения в объемные интонации, синтезируются образом человека, для которого мир внешний и мир музыкальный раскрывают мысль-формулу, суть которой – идея иерархии мира. Последний находится в процессе, как находится в процессе Людмила Павловна Казанцева – абсолютно преданный музыкальной науке человек. Вся ее жизнь – высокое служение Музыке.

О.Шмакова,

проректор по научно-творческой работе

Волгоградской консерватории им. П.А. Серебрякова,

кандидат искусствоведения, доцент

 


Версия для слабовидящих