«На сопках Маньчжурии»

В 1995 г., когда отмечалось 50-летие Победы в Великой Отечественной войне, готовя к этой исторической дате концерт с Астраханским камерным хором «Лик», я сделал несколько хоровых переложений и обработок любимых в народе песен на военную тематику. И наряду с песенными шедеврами советских композиторов, как, например, «Вечер на рейде» Соловьева-Седого, «В землянке» Листова, «Смуглянка» Новикова, «Темная ночь» Богословского, решил включить в юбилейную программу «На сопках Маньчжурии» – вальс, написанный Шатровым, участником Русско-японской войны 1904-1905гг., в память о погибших в сражениях под маньчжурскими Мукденом и Ляояном воинах Мокшанского полка. Особенно тронула история создания этого памятного вальса. Известно, что в тех боях пали смертью храбрых не только солдаты и офицеры, но и музыканты полка. Своей вдохновенной игрой оркестранты, смело шедшие за полковым знаменем, смогли поднять дух воинов, прорвавших кольцо вражеского окружения после многодневных изматывающих сражений! А возглавлял героический полковой оркестр Илья Алексеевич Шатров, высокообразованный, талантливый капельмейстер (он закончил Варшавскую консерваторию) и благородный, мужественный человек. После того, как в 1907 г. его вальс-реквием был опубликован, он сразу же стал популярным. И не только в оркестровом исполнении. «На сопках Маньчжурии», с различными вариантами патриотического текста, запели солисты и хоры, сохраняя память о русской воинской славе.

Примечательно, что с Маньчжурией, оккупированной в 1930-е Японией, связаны события заключительного этапа Великой Отечественной войны и окончания Второй мировой войны – разгром Квантунской армии в ходе стремительных наступательных операций Советской армии в районе Муданьцзяна и Харбина и ликвидация японского владычества в северо-восточной части Китая. Об этом обстоятельно написано в книге командующего 1 Краснознаменной армией Первого Дальне-Восточного фронта А.П. Белобородова «Прорыв на Харбин», изданной в Москве, в 1982 г. И вот что интересно, если иметь в виду цель данного очерка – поделиться воспоминаниями о ветеране Великой Отечественной войны, воевавшим на Дальнем Востоке. В августе 1945 г. в Маньчжурской наступательной операции, в составе 246-го стрелкового полка 22-й Краснодарско-Харбинской Краснознаменной стрелковой дивизии, участвовал старшина В.К. Нечаев. Да! Речь идет о Викторе Кузьмиче Нечаеве, который свыше 30 лет являлся директором Астраханского музыкального училища и почти полвека вел здесь же класс хорового дирижирования. Как фронтовик он был награжден медалью «За победу над Японией». Затем, к юбилейным датам Великой Победы, ему как ветерану войны вручали памятные медали «За Победу в Великой Отечественной войне», а в 1985 г., к 40-летию Победы, наградили Орденом Отечественной войны II степени.

Мне довелось заниматься в классе В.К. Нечаева с того самого момента, когда он, закончив в 1952 Саратовскую консерваторию (правда, там он учился лишь на старших курсах, а начинал в Алма-Атинской консерватории), был направлен Министерством культуры РСФСР сразу директором Астраханского музыкального училища. И надо сказать, что как руководитель одного из старейших средних музыкальных учебных заведений страны, каким является АМУ (ныне Астраханский музыкальный колледж им. М.П. Мусоргского), Виктор Кузьмич показал великолепные организаторские и административно-хозяйственные способности, умение сплотить коллектив и наладить учебно-воспитательную работу с разновозрастными учащимися (в те годы рядом с юными музыкантами занимались взрослые, среди которых были даже фронтовики). Замечу, что он был членом КПСС, и это укрепляло его авторитет в руководящих структурах города и области. Успешная работа В.К. Нечаева по музыкальному образованию и культурному просвещению астраханцев, особенно когда в конце 1950-х он возглавил на общественных началах Астраханское отделение Всероссийского хорового общества, а в середине 1960-х как директор музыкального училища курировал любительский оперный коллектив, образовавшийся при клубе рыбокомбината, – была основанием для присвоения ему почетного звания заслуженного работника культуры РСФСР (это звание В.К. Нечаев получил одним из первых в Астрахани). К тому же нельзя не упомянуть, что именно во время его директорства музыкальное училище переселилось из тесного помещения в прекрасное просторное здание и получило вместительное общежитие для иногородних учащихся.

О своем участии в Великой Отечественной войне Виктор Кузьмич нам, своим ученикам, не рассказывал, ведь специальные встречи фронтовиков с молодежью тогда не проводились. В послевоенные годы страна восстанавливалась быстрыми темпами. Всюду кипела созидательная жизнь. Наши родители радовались, что снижаются цены на продукты первой необходимости. А мы, увлеченно занимаясь в музыкальном училище, знали, что по окончании нам гарантировано место работы, а в случае успешной сдачи государственных экзаменов может быть выдана рекомендация для продолжения учебы в вузе. Со мной так и произошло. Виктор Кузьмич с самого начала нацеливал меня на поступление в Саратовскую консерваторию, в класс педагога П.Д. Линькова, у которого занимался он сам. Летом 1955 г., когда я готовился к приемным экзаменам, Виктор Кузьмич безвозмездно уделял мне свое личное время, вызвав из отпуска концертмейстера, чтобы я смог более глубоко освоить рекомендованную им вступительную программу по дирижированию: хор без сопровождения «На старом кургане» Калинникова и сцену казни из оперы «Мазепа» Чайковского. При этом, зная, в каком затруднительном материальном положении я тогда находился, Виктор Кузьмич нашел возможность устроить меня на временную работу в самодеятельности. Так что на дорогу в Саратов я заработал профессиональным трудом. А поступив в консерваторию, написал заявление в класс П.Д. Линькова, мастера хорового исполнительства (он был создателем Саратовской филармонической капеллы). В 1960 г., по окончании вуза с красным дипломом, меня оставили там же преподавателем кафедры хорового дирижирования. Но, желая сначала поработать с хором, я вскоре уехал в Волгоград, где стал руководить филармонической капеллой, а потом вернулся в родную Астрахань, возглавив профессиональный ансамбль песни и танца каспийских рыбаков «Моряна», с которым гастролировал по Советскому Союзу. В 1969 г., когда в Астрахани открывалась консерватория и подбирались высококвалифицированные педагогические кадры, мне было предложено преподавать на кафедре хорового дирижирования, и я согласился, однако вплоть до 2008 г. совмещал педагогическую деятельность с исполнительской. Между прочим, когда в 1968 г. решался вопрос, кому быть первым ректором Астраханской консерватории, местные партийные власти обратились к Нечаеву. Но Виктор Кузьмич не решился расстаться с музыкальным училищем. Он был честным, принципиальным, ответственным человеком и осознавал, что без практики работы в высшем учебном заведении не сможет успешно руководить разносторонней деятельностью молодой консерватории.

Мне хорошо запомнилось, как 10 октября 1999 г. его провожали в последний путь. Во время гражданской панихиды в музыкальном училище я исполнил с камерным хором «Лик» несколько духовных произведений, заключив выступление перед почившим Учителем «Вечной памятью» Архангельского. А когда панихида закончилась и под звуки духового оркестра гроб выносили из училища, внезапно хлынул дождь, словно омывая душу, вырвавшуюся из бренного тела…

С.Е.Комяков,

заслуженный артист РФ, профессор кафедры

хорового дирижирования Астраханской консерватории


Версия для слабовидящих