Марина Борисовна Юдкевич

 

Марина Борисовна Юдкевич

(1947-2011)

         Когда уходит из жизни человек, который работал рядом с тобой более 40 лет, то память непроизвольно обращается к прошлому. Вспоминается 1971 год, когда в очень молодую Астраханскую консерваторию приехали очень молодые педагоги, только что получившие дипломы о высшем образовании. Среди них была Марина Борисовна Юдкевич, выпускница ГМПИ (РАМ) им.Гнесиных. Она училась в классе профессора К.Х.Аджемова, о котором всегда вспоминала с глубоким восхищением и любовью.

         В лице Марины Борисовны кафедра специального фортепиано приобрела прекрасного музыканта, творческого, вдумчивого педагога и интересного, оригинального человека. К ее мнению всегда прислушивались, так как Марина Борисовна говорила не много, но всегда основательно и точно. Ее интуиция и музыкальный интеллект совершенствовались год от года. Музыка и игра на фортепиано были истинным призванием Марины Борисовны. Она прекрасно знала фортепианную литературу, была в курсе всех событий в фортепианном искусстве. Владея большим концертным репертуаром, она почти ежегодно выступала с сольными концертами. В ее исполнительской манере привлекало стремление к глубокому погружению в музыку, утонченное интонирование, спокойствие и сосредоточенность музыкального высказывания. В ее исполнении запомнились сочинения Шопена, особенно Соната си минор и Andante spianato и Большой блестящий полонез, интермеццо и соната фа минор Брамса, Прелюдия, хорал и фуга Франка, ряд произведений Скрябина, Вторая соната Рахманинова. Поражали чуткость слуха и прочность музыкальной памяти, так как Марина Борисовна могла в любой момент свободно играть отрывки из многих сочинений.

         С первых дней работы в качестве преподавателя кафедры специального фортепиано Марина Борисовна показала незаурядное педагогическое дарование. Она умела привлечь к себе души своих учеников, которые высоко ценили своего педагога. Выпускники разных лет с неизменным воодушевлением вспоминают годы учебы у Марины Борисовны, отмечая значительность ее влияния на формирование их личности и музыкального интеллекта. Одна из выпускниц класса М.Юдкевич, Ольга Чернова, работающая сейчас преподавателем Пензенского музыкального колледжа, вспоминает: «Для меня Марина Борисовна всегда была глубоко интеллигентным человеком. Никогда, ни при каких обстоятельствах она не навязывала своих проблем. Когда она заходила в класс, за ней чувствовался шлейф глубокой мудрости, изысканного вкуса и истинной преданности своему любимому делу. Студенты класса между собой называли ее «наша Марина». Если говорить о ней как о музыканте-педагоге, то нельзя представить Марину Борисовну, работающую отдельно над технической стороной произведения. Техника всегда была «на службе у содержания». Технические проблемы чаще сводились к показу, как приспособить руку под то или иное место в произведении. У Марины Борисовны было совершенно уникальное слышание ритма и темпа. Даже небольшое отклонение в местах, «где этого делать нельзя», вызывало у нее взрыв возмущения и, как следствие, в нотах появлялись надписи «Ритм!», «Темп!». Система ее занятий была построена следующим образом: в начале урока студентам предоставлялась возможность «высказаться» (исполнить любое произведение из программы или программу целиком). Игра должна была быть наизусть, в выразительном исполнении уже с первого урока. Далее шла работа с нотным текстом, которая могла вестись и за обычным письменным столом. Понять замысел композитора, именно в нотном тексте, как в литературном произведении – вот главная задача студента, считала Марина Борисовна. «Детуля, здесь же все написано!», – мягко говорила она. И это ее «детуля» стало устойчивым выражением. «Детулями» были все студенты – и бывшие, и настоящие, и совсем необязательно из ее класса. Далее Марина Борисовна обязательно садилась за рояль. И то, что она показывала, я думаю, подвластно было только ей».

         Тонкий вкус, присущий Марине Борисовне, проявлялся не только в исполнении музыки. Все, что она делала, отличалось особенной элегантностью. Она любила красивую, изысканную одежду и украшения, изящный, но иногда весьма острый юмор. Вспоминается ее способность одним выразительным жестом или взглядом сказать больше, чем словами. Общение с Мариной Борисовной было всегда интересным. Очень жаль, что больше не пройдет по коридорам консерватории эта высокая, красивая женщина с яркими карими глазами, не выйдет на сцену с новой концертной программой, не появится на заседании кафедры или на обсуждении очередного экзамена. Но творческая деятельность Марины Борисовны Юдкевич всегда останется одной из ярких страниц в истории Астраханской консерватории.

Е.С. Винокурова,

заслуженный работник высшей школы РФ,

профессор кафедры специального фортепиано

Астраханской консерватории


Версия для слабовидящих