Наталья Кимовна Тарасова

01_TarasovaNНаталья Кимовна Тарасова

«Поет, как птица». Так обычно в народе говорят о певцах с яркими природными данными, совершенной вокальной техникой, особенно, если голос превосходно звучит на предельно высоких звуках. Недаром «русскими соловьями» называли великих певцов – Собинова, Нежданову, Лемешева, Барсову. И для современных певцов нет выше признания, чем это поэтическое сравнение с «птицей, которая не может не петь, потому что рождена, чтобы петь» (по выражению Станиславского). Именно так можно сказать и о Наталье Тарасовой, народной артистке России, профессоре Астраханской консерватории. Достаточно было услышать, как она поет «Сказки Венского леса» Штрауса или арию Нормы из одноименной оперы Беллини, чтобы навсегда сохранить в памяти ее несравненный голос – лирико-колоратурное сопрано.

         На сцене Астраханского музыкального театра, где она проработала 14 лет (со дня его основания в 1996 г.), Тарасова представала блистательной Розиной в «Севильском цирюльнике» Россини, нежно-трепетной Марфой в «Царской невесте» Римского-Корсакова, сердечной и страстной Виолеттой в «Травиате» Верди, очаровательной Констанцией в «Похищении из Сераля» Моцарта, кокетливой Адель в «Летучей мыши» Штрауса, трогательной и восторженной Иолантой в опере Чайковского, к тому же в концертном исполнении «Орфея» Глюка она была прекрасной Эвридикой. И во всех этих партиях певица демонстрировала великолепное владение различными вокальными стилями: от старинного бельканто и венской (немецкой) школы до признанной во всем мире эталонной итальянской школы пения.

         А сколько концертов Наталья Тарасова дала в Астрахани, а также других городах страны и за рубежом, радуя слушателей виртуозным пением оперных арий, тонкой нюансировкой в романсах русских и зарубежных композиторов, искренностью и непосредственность в разнообразных народных песнях.

         Недаром за большие заслуги в вокальном искусстве Н.К. Тарасова, первой из певцов, работающих в Астрахани, удостоилась высокого почетного звания народной артистки России. К тому же она дважды награждалась Губернаторской премией им. М.П. Максаковой.

         С 2003 г. Н.К. Тарасова – проректор по творческой работе Астраханской консерватории, а с 2010 г., одновременно, – художественный руководитель Астраханской государственной филармонии. По своей натуре лидер, Наталья Кимовна прикладывает много усилий для сплочения творческих сил астраханских музыкантов в благородной просветительской деятельности. Недаром за вклад в сохранение богатейшего культурного наследия России она получила орден «Служение искусству».

Нельзя не сказать и о том, что, именно по ее инициативе, на базе Астраханской консерватории стал регулярно проводиться Международный конкурс вокалистов им. М.П. Максаковой. В ноябре 2016 г. он прошел в третий раз, собрав свыше 90 участников из Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова, Астрахани, Краснодара, Симферополя, Тольятти, Волгограда, Нальчика, Екатеринбурга, Челябинска, Рязани, Самары, Липецка, Твери, Грозного, Новосибирска и других городов России, а также из Астаны и Актюбинска (Казахстан) и Луганска (Украина).

         Наряду с успешным руководством творческой деятельностью консерватории и филармонии, Н.К. Тарасова вкладывает много сил в обучение молодых певцов. Развивая лучшие вокальные традиции своих выдающихся учителей, она за годы работы в Саратовской консерватории им. Л.В. Собинова (1984-1997) и Астраханской консерватории (с 1997) создала собственную школу пения, воспитанники которой являются лауреатами и дипломантами Международных, Всероссийских, региональных конкурсов, успешно работают в музыкальных учебных заведениях, филармониях, музыкальных и оперных театрах страны, включая Большой в Москве и Мариинский в Санкт-Петербурге.

         Надо сказать, что вокальная родословная Натальи Кимовны Тарасовой имеет глубокие корни. Все началось с обучения одаренной девушки в Ставропольском музыкальном училище. Ее первый педагог по сольному пению – Валюшко Валентина Петровна – закончила Казанскую консерваторию по классу Ковельковой Екатерины Георгиевны. Известно, что Ковелькова еще в начале ХХ века обучалась в Санкт-Петербургской консерватории у Ферни-Джиральдони, пела в различных оперных театрах, даже на одной сцене с Шаляпиным. Словом, как росток от «петербургских и казанских вокальных корней», Валюшко унаследовала великолепную школу пения, которую передала своей талантливой ученице.

         По окончании Ставропольского музыкального училища Тарасова, по совету своего педагога, поступила в Саратовскую консерваторию, в класс профессора О.Н. Стрижовой. «Для меня попасть в класс Ольги Николаевны было равнозначно тому, что вытянуть счастливый лотерейный билет, ведь у нее училась Галина Ковалева, оперная прима Ленинградского театра оперы и балета, пение которой для меня до сих пор является эталонным», – признается Наталья Кимовна. Примечательно, что сама О.Н. Стрижова получила разностороннее высшее образование: вначале в Московском авиационном институте, затем в Ивановском технологическом и, наконец, в Московской и Саратовской консерваториях. Учеба в Московской консерватории, в классе знаменитого профессора Назария Григорьевича Райского, среди воспитанников которого был Лемешев, стала тем крепким фундаментом, на котором впоследствии выстраивалась вокальная школа самой Стрижовой. Последователь школы выдающегося бельгийского певца и вокального педагога Эверарди, в свою очередь развивавшего лучшие традиции французской и итальянской вокальных школ в лице своих учителей Гарсиа и Ламперти, – Райский являлся редким знатоком вокального репертуара, в том числе незапетого. Как знаменитый камерный певец, Назарий Григорьевич нередко исполнял новую музыку, в частности романсы Танеева, другом которого он являлся. По воспоминаниям Лемешева, Райский неустанно шлифовал музыкальный вкус своих учеников, прививал им стилистическое чутье исполняемой музыки, развивал артистические способности.

         Однако заканчивать консерваторию Стрижовой, по семейным обстоятельствам, пришлось не в Москве, а в Саратове, в классе профессора В.Ф. Туровской, которая до войны являлась педагогом Московской консерватории. Занимаясь под ее руководством (к слову, концертмейстером в классе Туровской в конце 1940-х – начале 1950-х была астраханская пианистка Т.А. Базова, которая тогда училась в Саратовской консерватории и работала там же по окончании вуза), – Стрижова была одной из лучших студенток вуза. Собиновская стипендиатка, она закончила консерваторию в 1949 году и была оставлена здесь же педагогом на кафедре сольного пения. Причем, не останавливаясь на достигнутом, Ольга Николаевна, без отрыва от производства, продолжала учиться, стажируясь под руководством выдающегося камерного певца, профессора Московской консерватории А.Л. Доливо, в свою очередь воспитанника знаменитой вокальной школы У.Мазетти, и даже сдала на «отлично» кандидатские экзамены по специальности и методике в Музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных. Одновременно с педагогической деятельностью, Стрижова вела в Саратове огромную исполнительскую и просветительскую работу. В ее репертуаре была представлена почти вся мировая вокальная классика, а также новая музыка, в том числе саратовских композиторов, которые нередко поручали ей первое исполнение своих произведений.

         И все же главным делом своей жизни Ольга Николаевна считала педагогику. Подобно своим великим учителям, она занималась не только развитием вокальных данных своих учеников, но и учила их «жить музыкой».

Лучших выпускников класса Стрижовой, среди которых – народная артистка СССР Г.Ковалева; народные артисты России С.Костина, Н.Тарасова; заслуженные артисты России Л.Воробьева. Л.Гусева, Р.Лунева, Т.Луцак, А.Тарасова, В.Самойлова, В.Смирницкая, – роднят такие замечательные вокальные качества, как правильное звукообразование, идеально ровное, единорегистровое звучание голоса, кристально чистая интонация, динамическая гибкость и осмысленность исполнения.

         Так сложилось, что Наталья Тарасова была последней выпускницей О.Н. Стрижовой. Только заканчивать консерваторию ей пришлось без любимого педагога. За неделю до Государственных экзаменов, 13 мая1984 года, Ольги Николаевны не стало: ее сердце остановилось от третьего инфаркта. Преждевременная смерть Учителя была страшным ударом для учеников. Оцепеневшей от горя Тарасовой нужно было собрать все силы, чтобы выйти на сцену с арией Царицы ночи из «Волшебной флейты» Моцарта, каватиной и рондо Антониды из «Ивана Сусанина» Глинки… Слава Богу, школа Стрижовой не подвела выпускницу: председатель ГЭК, народная артистка России, профессор ГМПИ (РАМ) им. Гнесиных Н.Д. Шпиллер поставила молодой певице «пять с плюсом» и пригласила к себе в аспирантуру. А на экзамене по оперному классу, который проходил на сцене Саратовского театра оперы и балета, в костюмах, с оркестром, Тарасова блестяще выступила в сложнейшей партии Лючии ди Ламмермур в одноименной опере Доницетти. Во время исполнения знаменитой арии у нее было такое ощущение, словно она парит в невесомости. «Как будто я висела на серебряной нити, которую мне протянул Бог за все мои страдания. Казалось, это был уход в другой мир. При этом меня переполняло чувство необыкновенной радости», – вспоминает Наталья Кимовна.

По окончании консерватории она была оставлена преподавателем кафедры сольного пения и одновременно получила рекомендацию в ассистентуру-стажировку. Показательно, что в класс начинающего педагога пришли все, кто раньше учился у профессора О.Н. Стрижовой. Конечно, осиротевшие студенты хотели сохранить школу своего Учителя, тем более что знали, как высоко оценивала Ольга Николаевна педагогические способности Тарасовой (за 35 лет собственной преподавательской деятельности Стрижова отмечала настоящий педагогический дар лишь у двух своих учениц – В.Шершневой и Н.Тарасовой).

         Хотя у Тарасовой была возможность продолжить послевузовскую учебу в Москве, она предпочла без отрыва от производства закончить очную ассистентуру-стажировку в родной консерватории, под руководством профессора А.И. Быстрова. «Александр Иванович в вокальную технологию не вмешивался и доверял мне самостоятельную подготовку сольных программ, – говорит Наталья Кимовна. – Но для меня это был важный этап накопления знаний, общения с музыкантами, которые привили мне вкус к сложной современной музыке и ансамблевому музицированию».

         Достаточно сказать, что в 1980-1990-е Тарасова исполнила в Саратове цикл мелодекламаций «Лунный Пьеро» Шенберга, «Три мадригала» Шнитке, сложнейшие романсы Берга, новые вокальные сочинения Казенина, Гаврилина, Тищенко, Бренинга, Гохман, чтобы оценить весомый вклад певицы в музыкальную культуру университетского города. А ведь у нее как солистки Саратовской филармонии были еще сольные партии в Девятой симфонии Бетховена, «Реквиеме» Моцарта, «Stabat Mater» Гайдна, Россини с дирижерами Матсовым, Серовым, «Carmina Burana» Орфа – с немецким дирижером Питером Хансом. Кроме того, она являлась солисткой филармонического квартета народных инструментов «Лель», с которым гастролировала по стране (в 1995 г. выступала в Астрахани) и за рубежом. Характерно, что в качестве концертмейстеров с ней выступали лучшие саратовские пианисты, в том числе Анатолий Катц. Высоко оценивая ее подвижническое отношение к музыке и божественную музыкальность, Анатолий Скрипай (в то время ректор Саратовской консерватории) говорил: «Наташа! Вы – Моцарт!». Профессора Татьяна Кан и Ася Киреева советовали своим студентам-пианистам послушать, как гениально Наталья Тарасова поет Глинку и Моцарта. Недаром за большую концертно-просветительскую деятельность в Саратове певице в 1996 году было присвоено почетное звание заслуженной артистки России.

Страницы: 1 2


Версия для слабовидящих