Константин Владимирович Гузенко

2016.12.30_Gusenko

Константин Владимирович Гузенко

В июне 2014 года на отчетно-выборном собрании региональной общественной организации «Астраханский союз композиторов» избран новый председатель Астраханского отделения СК России. Им стал Константин Владимирович Гузенко – доцент кафедры теории и истории музыки Астраханской государственной консерватории, член Союза журналистов и Союза композиторов России, руководитель фольклорной группы «Бударочка» и «Домашнего театра «Балаган-чик», сотрудник областного центра народной культуры, один из инициаторов возрождения казачества на астраханской земле. Беседуя с Константином Гузенко о творческих приоритетах, можно узнать много интересного. Отвечая на незамысловатые вопросы, он сразу погружался, именно погружался, в то время, когда это все происходило.

         — Когда вы в первый раз вышли на профессиональную сцену?

         – И в шутку, и всерьез – отвечу. Было это в 1964 году. Тогда в Астрахани только появился городской хор мальчиков, и я туда попал. Руководил им замечательный хормейстер и педагог Гавриил Григорьевич Таптыков. И вот однажды, мне, семилетнему, поручили быть ведущим и солистом одного из многочисленных концертов. В коротеньких штанишках я и вышел впервые на сцену. Это было одним из самых ярких впечатлений моего детства. Сейчас такого хора уже в Астрахани нет. Конечно, до сих пор вспоминаю своих первых педагогов: Г.А. Токареву, К. А. Сироткину, Л.М. Авраменко, Н.И. Нечаеву, С.П. Баеву, М.Г. Хрущеву и других.

         — Я слышала, что ваш отец заложил любовь к музыке и театру…

         — Да. Отца звали Владимир Ильич, он был человеком увлеченным, интересным, прекрасным педагогом, всю жизнь проработал в школе-интернате № 1. А дома нам с сестрой мог, например, устроить кукольные представления: вырезал из бумаги разные фигурки, брал за основу какою-нибудь известную пьесу, обязательно переделывал ее по-своему и потом за большим круглым обеденным столом показывал нам. Благодаря отцу, я, практически наизусть, знал целые фрагменты из «Евгения Онегина». Он по слуху хорошо играл на мандолине, и это было модным в 50-е годы. Научил и меня играть, а кроме этого – в шахматы и шашки и даже обучил меня разговорному татарскому языку. Он водил меня в походы, на рыбалку. А мама, Елена Леонидовна, много рассказывала о своей семье, о когда-то богатом и большом двухэтажном доме и о первых оперных постановках в «домашнем театре». Это счастье – иметь таких родителей. И я думал, что так и должно быть, и это есть в любой семье. Повзрослев, я понял, что это далеко не так.

         — Вы много лет совмещаете работу в консерватории, в областном методическом центре народной культуры и на радио. А что было раньше?

         — После средней школы № 2 я окончил с отличием музыкальное училище и поступил в Астраханскую консерваторию на кафедру теории и истории музыки. Заведовал кафедрой крупный ученый-баховед Марк Аронович Этингер. У нас была очень талантливая группа. Шутка ли, почти все закончили консерваторию с отличием, а я на третьем курсе начал вести концерты профессиональных музыкантов, а чуть позже преподавать в вузе. Было это в 1979 году. С тех пор я фактически не уходил из консерватории и горжусь этим. Я и в журналистику пришел как музыкант: в консерватории вел курс «Народное творчество», ездил по области как фольклорист, расспрашивал народных исполнителей о жизни, песнях. Был такой замечательный человек – руководитель областного радио Владимир Ульянкин, мы с ним встретились, он посмотрел мои работы, и с 1984 года начались мои радиорепортажи, авторские программы. Вот так, я 30 лет продолжаю сотрудничать с Астраханским радио и одновременно, почти 18 лет, с радио «Голос России», вещающим на зарубежные страны. Однажды, в год 60-летия Победы, на параде с центральной площади вел «прямой радиорепортаж» на весь мир!

         — А что подтолкнуло к созданию фольклорного ансамбля?

         — Я как-то в 1985 году пришел в «свой» класс консерватории и говорю в шутку студентам: «Ну что я вам все рассказываю и рассказываю…» А что? Ведь одно дело, что мне как педагогу нужно было говорить о народном творчестве, а другое – еще показывать, петь. И мы запели. Постепенно увлеклись, группа становилась все больше, потом мы с рыбацкими, казачьими, лирическими, плясовыми песнями часто выступали на конкурсах, фестивалях. В одной из фольклорных экспедиций услышали от старого казака слово «бударочка» – так он называл типичную астраханскую рыбацкую лодку. А мы как раз поставили народную драму «Лодка». И как-то естественно привязалось слово и стало названием ансамбля. Так что в этом году будем отмечать 30-летие коллектива. Наша «Бударочка» тогда получила статус народного ансамбля, а чуть позже появился коллектив-спутник: «Балаган-чик».

         — Насколько мне известно, первые театральные пьесы Вы ставили еще для ваших маленьких дочерей?

         — Ну, что там говорить: устраивали спектакли для домашних, друзей. Потом подумал, а почему бы не попробовать с другими детьми то, что я делаю дома? И многие годы вел кружок в средней школе № 25, теперь гимназии № 1, а потом и в Астраханском музыкальном училище. Одновременно, почти шесть лет, в летний период я работал со своим театром «Балаган-чик» в «Карлуше» – так астраханцы называли парк культуры и отдыха им. Карла Маркса, теперь вернувший свое старое имя «Аркадия». Всё мы с детьми мастерили сами: и декорации, и костюмы. Начали с музыкального «Колобка», и он до сих пор в нашем репертуаре, а потом – «Петрушка», «Царь Ирод», «Буратино»… На популярном в Астрахани фестивале «Маска» мы показали все, что хотели. Это был необычный синтез: театр кукол, фольклорный ансамбль, народные песни-игры, детская опера «Огниво», с участием камерного оркестра музыкального училища (дирижер А.Стрельченко). Получили «Приз зрительских симпатий», а до этого, вместе со званием лауреата, коллектив был удостоен специального приза «За «лучшее музыкальное оформление».

         — Говорят, что Вы двадцать лет назад стояли у истоков возрождения астраханского казачества?

         — Да, это отдельная и важная страница в моей биографии. Нас тогда было человек пять, кто решился заявить о казачестве, и мы объединились в первую организацию «Союза казаков». Был я в первом атаманском правлении в должности «казака по культуре». Было трудно, нас не понимали, не принимали всерьез. Шли робко, ошибаясь и поднимаясь. Некоторые проблемы роста, впрочем, сохранились до сих пор. Мы тогда первыми запели песни из известного сборника А.А. Догадина, пошили костюмы. Я отрастил большую бороду и ходил в казачьей форме. Сделал много специальных программ на радио и телевидении. Да и сейчас, по мере возможности, продолжаю работать в этом направлении: снимаю фильмы о казачестве, пою песни. К сожалению, по-прежнему не все принимают мой настрой, а порой откровенно мешают, даже хамят. А почему? Да потому, что любят себя в казачестве, а не само казачество.

         — Вы также увлекаетесь фотографией и видеосъемкой, бываете «тамадой» на свадьбах, ведете официальные и губернаторские приемы, концерты мастеров искусств и звезд российской эстрады, джазовые проекты, опять же – педагогическая работа… Всего и не перечислишь, что работа, а что – хобби?

         — Не знаю, трудно ответить. Я думаю, все, что нравится делать, – это и есть настоящая жизнь.

         — А музыку пишете?

         — Это Вы к тому, что я и член Союза композиторов России? Да, я состою в организации с 2005 года, но в музыковедческой секции. Впрочем, я действительно иногда пишу музыку, но очень скромно – для себя и для своего театра. Вообще, у меня есть идея когда-нибудь замахнуться на более крупное полотно, например, детскую оперу. А однажды на выставке Шамиля Такташева (с большим уважением отношусь к этому художнику – очень странному, необычному, талантливому), я увидел то, что подвигло меня написать композицию «Раусы». Показал художнику, и он потом подарил мне три свои картины с таким же названием. Так вот, в этом трехчастном опусе нет… окончания. То есть последний звук «ля», сыгранный на синтезаторе, до сих пор как бы звучит…

         — Каким вы себя сами ощущаете?

         — Счастливым. У меня, кажется, все есть: прекрасная семья, две дочки, любимая работа и много творчества. А главное, рядом всегда много хороших и добропорядочных людей. Впрочем, бывают и проблемы, есть и враги, и злопыхатели… Я считаю, что многое зависит от того, куда смотрит человек, – в ясное и солнечное небо или в грязную мокрую хлябь. Я как раз смотрю вверх и действительно ощущаю себя счастливым человеком.

 

Гусейнова Т.,

корреспондент газеты «Волга» (Астрахань).

Печатается по изданию: «Здесь живет музыка: К 45-летию Астраханской консерватории» /Ред.-сост. Л.Власенко. – Астрахань, 2014


Версия для слабовидящих