… ЧТОБЫ ПОМНИТЬ ПОИМЕННО

Как и большинство моих сокурсников, по первому выпуску Астраханской консерватории (1969-1974), я родилась в семье участника Великой Отечественной войны. Мой отец, Теплов Петр Васильевич, рядовой пехотинец, был призван на фронт в начале войны, а закончил свой боевой путь в Берлине, когда наши войска победили фашистскую Германию. На фронте он был награжден медалями «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией в 1941-1945гг.», а в послевоенное время, в юбилейные даты окончания войны, ему, как и всем ветеранам боевых действий, вручали медали: 20, 30, 40 лет Победы и Орден Великой Отечественной войны II степени. А не стало моего отца в 1989 году.

Жизнь его не баловала, но испытывала на прочность неоднократно. Родился он в 1910 году в Твери – городе, который при советской власти был переименован в Калинин, а теперь по-прежнему называется своим историческим именем. О своем детстве и юности папа не любил вспоминать. Мне лишь известно, что до войны он жил с матерью, а сведений о его отце, моем дедушке, у меня нет, знаю только, что одна из их родственниц, Фаина, была политзаключенной.

Воевал мой отец сначала в советско-финскую войну, которая продолжалась три с половиной месяца (с 30 ноября 1939 по 12 марта 1940), а потом, целых четыре года, «от звонка до звонка» (со дня призыва в июне 1941 до победного мая 1945) – Великую Отечественную. Когда фронтовик вернулся домой, в живых из его родни никто не остался, и свое горе он, как говорится, глушил «сорокоградусной». С моей мамой, Марией Афанасьевной, в девичестве Мартыновой, отец встретился после войны. Она приехала в Калинин из родной деревеньки с красноречивым названием – Голодово. Девушка с шестиклассным образованием, оставшаяся сиротой (ее мать умерла еще до войны, и отец привел в дом мачеху), она искала в городе любую работу – уборщицей, сторожем, лишь бы устроиться. Отцу было за тридцать, а мама была на шесть лет моложе, когда они решили соединить свои горемычные судьбы. Говорю так, потому что они оба страдали от потери близких. Мама горевала, что ее родные братья – Александр (как она говорила, Шурка) и Павел (Пашка) – погибли в Великую Отечественную. Александр Афанасьевич Мартынов, 1911 г. рождения, воевал на Ленинградском фронте, был убит в 1942 году и похоронен в братской могиле. У него остались вдова и четверо детей. А Мартынов Павел Афанасьевич, 1921 г. рождения, своей семьи не успел создать. В 1940-м и до начала войны он служил во Львове. Моя мама хранила письмо, в котором брат-красноармеец сообщал, что его служба проходит хорошо. А в 1941, в боях под Киевом, он попал в плен и мучился в фашистской неволе до марта 1945 года, когда немцы, понимая, что проиграли войну, безжалостно уничтожили военнопленных, и в том числе убили моего дядю Павла. Так что покоится он, вместе с боевыми товарищами, также попавшими в плен, где-то в Германии…

О своем боевом пути отец ничего особенного не рассказывал. Помню, как он говорил, что был ранен и лежал в госпитале, где его оперировали без наркоза. Просто дали выпить стакан разведенного спирта, чтобы притупить сознание. С войны он вернулся с застрявшей в руке пулей, которая спустя много лет стала двигаться…

Надо сказать, что мой отец был музыкально одаренным. Самоучкой он играл на различных инструментах, любил аккомпанировать на гитаре, когда мы с мамой пели дуэтом. Не имея музыкального образования, он тянулся к высокому искусству, поэтому, устроившись осветителем сцены в Калининской филармонии, проработал там всю жизнь. Конечно, как отличный специалист по электричеству, он откликался на приглашения подработать. Так, летом обслуживал цирковые представления, на которые брал меня с собой.

Видя мой интерес к музыке, родители отдали меня, еще в пятилетнем возрасте, в подготовительный класс детской музыкальной школы. По бедности, они не могли купить пианино, и мне приходилось заниматься в репетиториях филармонии. Но это пошло мне на пользу, ведь в годы моей учебы в музыкальной школе и музыкальном училище я могла сколько угодно посещать филармонические концерты. Отец шел на работу, а я с ним – позаниматься на фортепиано и послушать профессиональных пианистов, скрипачей, виолончелистов, певцов! Так что ко времени поступления в Астраханскую консерваторию я была подготовлена всесторонне, зная музыкальную литературу не по пластинкам, а по живому исполнению. И так сложилось, что по окончании вуза, получив, кроме педагогической, квалификацию концертного исполнителя, концертмейстера и артиста ансамбля, поехала, по направлению Министерства культуры РСФСР, в Нальчик, где уже более 40 лет работаю концертмейстером Кабардино-Балкарской филармонии.

А свой рассказ об участниках Великой Отечественной войны – моем отце, Теплове Петре Васильевиче, и братьях моей мамы – Мартынове Александре Афанасьевиче и Мартынове Павле Афанасьевиче, я хочу завершить стихотворением, посвященным их памяти:

 

Ваш подвиг был напитан кровью.

Мы клоним головы с любовью

За тех, кто снов не досмотрел,

Недолюбил и не допел.

 

И стон израненной страны

Напомнит вновь нам эта дата

И неизвестного солдата,

И смерть, и дым, и гром войны,

 

Хочу, чтоб в праздник незабвенный

Оркестр играл бы марш победный

И, как начало всех начал,

Салюта мирный залп звучал!

 

Вера Теплова,

заслуженная артистка Кабардино-Балкарской Республики,

выпускница Астраханской консерватории 1974 г.


Версия для слабовидящих