ПЕДАГОГИ КОНСЕРВАТОРИИ

09_Egorov

Леонид Николаевич Егоров

        Имя Л.Н.Егорова давно известно астраханским слушателям по его выступлениям с различными творческими коллективами – от любительской хоровой капеллы и мужского филармонического хора до симфонического оркестра консерватории и оркестра русских народных инструментов филармонии. В обширном репертуаре дирижера – немало произведений, которые под его управлением впервые прозвучали в Астрахани, в том числе «Реквием» Листа, «Литургия» Алябьева, «Патараг» Комитаса, хоры a cappella Танеева на стихи Бальмонта, цикл баллад «Верность» Шостаковича, духовная музыка Трубачева и Каретникова. Интересно, что «Литургия» Алябьева в исполнении Егорова с мужским хором Астраханской филармонии на фестивале «Невские хоровые ассамблеи» (Санкт-Петербург, 2008) произвела фурор: искушенная публика российской музыкальной столицы впервые познакомилась с великолепным сочинением, созданным более 150 лет назад. А известный музыковед и композитор И.Мациевский, побывавший на выступлениях астраханцев в знаменитом зале Певческой капеллы и в Сампсониевском соборе Санкт-Петербурга, сказал, что, на его взгляд, «мужской камерный хор Астраханской филармонии, по мастерству и культуре исполнения, не имеет себе равных в России» (цит.: Петров В. Игорь Мациевский – композитор и ученый (интервью) // Камертон: вестник АГК. – 2008-2009. – №6).

         Однако исполнительские интересы Егорова не ограничиваются управлением хором (кстати, с 2010 г. филармонический камерный хор стал смешанным по составу голосов и под руководством Т.В. Рекичинской в 2013 г. удостоился лауреатского диплома на Международном конкурсе в Белоруссии), – тем более что он постоянно выступает как дирижер с различными инструментальными ансамблями и оркестровыми коллективами на Международном фестивале «Дни современной музыки в Астрахани» (с 1989 г.). Композиторы из Москвы, Волгограда, Саратова, Астрахани и других городов России и ближнего зарубежья доверяют ему исполнение на этом фестивале своих новых сочинений (симфоний, пьес, концертов для различных инструментов с симфоническим и народным оркестрами), считая его интерпретации эталоном современного исполнительского стиля. Это означает, что, при доскональной звуковой выверенности партитурного текста (что само по себе весьма сложная задача, учитывая сложный музыкальный язык играемых произведений), исполнение Егорова отличается свободным владением оркестровой звукописью, глубиной проникновения в авторский замысел и целостностью его исполнительского прочтения. К тому же привлекает и сам дирижерский почерк Егорова – ритмически обостренный, в то же время пластичный, выразительный, вдохновляющий оркестрантов на полную отдачу в совместном творческом процессе.

         Лишь непосвященному в тайны дирижерского искусства может показаться, что заниматься дирижированием – не так сложно, как, например, быть концертирующим пианистом или скрипачом. Действительно, чтобы просто «отбивать такт» в коллективном исполнении, особого таланта не требуется, достаточно владения азами дирижерского ремесла. Но быть дирижером-интерпретатором – дано немногим. Даже развитая мануальная техника и абсолютный музыкальный слух – еще не гарантируют успеха на дирижерском подиуме. Эта профессия требует, кроме природных лидерских качеств и широкой образованности, умения «слышать» музыку, постигать ее дух и путем дирижирования управлять движением музыкальной мысли (в этом отношении дирижер подобен режиссеру, от которого зависит ход спектакля (вроде все отрепетировано, но можно привнести нюансы в отлаженный механизм актерского ансамбля).

         Считается, что дирижером нужно родиться. Но в отличие от других музыкальных специальностей дирижированием не начинают заниматься в детском возрасте (в виде исключения – итальянский дирижер-вундеркинд Вилли Ферреро). Обычно сначала осваивают какой-либо музыкальный инструмент, обучаясь в школе, училище, вузе, а уже потом совершенствуются как дирижеры. Крепкой образовательной базой для будущего дирижера-симфониста является предварительная учеба на дирижерско-хоровом отделении (в училище, вузе). Как говорил выдающийся педагог по оперно-симфоническому дирижированию И.А. Мусин, «дирижеры-хоровики хорошо показывают вступления вокалистам и духовикам» (по материалам мастер-классов для слушателей ФПК, проводившихся в апреле 1987 г. в Ленинградской консерватории).

         Именно таким образом происходило дирижерское формирование Л.Н. Егорова – вначале он учился как хормейстер в учебных заведениях Ленинграда и Москвы, затем работал как преподаватель кафедры хорового дирижирования Астраханской консерватории и пробовал свои силы в управлении различными хоровыми и оркестровыми составами, накапливая богатый исполнительский опыт, и только потом решил «узаконить» свою работу с оркестром, пройдя профессиональную переподготовку по оперно-симфоническому дирижированию в РАМ им. Гнесиных (под руководством Т.К. Мынбаева) и защитив диплом в Астраханской консерватории со студенческим симфоническим оркестром (руководитель оркестрового класса И.А. Сметанин).

         В том, что Леонид Николаевич – прирожденный дирижер, сомневаться не приходится. Он родился на Украине, в городе Бережаны Тернопольской области, в семье кадрового офицера, участника Великой Отечественной войны Николая Матвеевича Егорова. Самой датой рождения – 5 декабря 1955 г. ему был предначертан путь к успеху (три «пятерки»!) в музыкальном искусстве, ведь 5 декабря – особый день в календаре мировой культуры – День памяти МОЦАРТА. Интересен и тот факт, что мама Леонида Николаевича, Вильгельмина Яновна, хотя и не была профессиональным музыкантом (до войны она училась в Ленинградском высшем техническом учебном заведении по специальности рентгенография металлов, а в блокаду являлась военнослужащей), но играла на фортепиано, и в доме Егоровых звучала «живая» музыка – отрывки из опер и оперетт, несложные пьесы русских и зарубежных композиторов. Заметив, как пятилетний сын внимательно слушает ее игру и пытается перебирать клавиши старенького пианино, она начала сама обучать его нотной грамоте. И Лёня получил домашнее музыкальное воспитание по той же методе, по которой обучалась его мама, выросшая в Санкт-Петербурге, в интеллигентной семье адвоката известной немецкой фирмы «Зингер» – Гайна (Яна) Андросовича Тукка, эстонца по национальности. Так что в родословной Л.Н. Егорова проросли не только русские (по отцу, уроженцу Псковской губернии), но и эстонские корни (а еще, по линии мамы, на генеалогическом древе можно увидеть отдаленный английский «след»). Примечательно также, что до пяти лет Лёня говорил на чистом украинском языке, хотя читал, с трех лет, на русском.

         В 1960 г. Егоровы переехали по месту нового назначения Николая Матвеевича – в старинный город Порхов Псковской области (в этих местах он родился и здесь же, в 1989 г., окончился его земной путь). Старшая сестра Леонида, Лидия, по окончании школы поехала учиться в Ленинград (она стала кандидатом экономических наук, профессором Кубанского государственного университета), а музыкально одаренный мальчик, после домашних занятий с мамой, в 10 лет поступил сразу в третий класс порховской ДМШ. А когда юных музыкантов прослушала педагог из Псковского музыкального училища, родителям Лёни посоветовали учить сына профессионально.

         В 1969 г. Егоров продолжил заниматься музыкой в знаменитой школе-десятилетке при Ленинградской консерватории (кстати, ученик 9 класса этой школы пианист Григорий Соколов стал лауреатом первой премии на III Международном конкурсе им. П.И. Чайковского). Причем, Леониду предложили на выбор теоретическое или дирижерско-хоровое отделение, и 13-летний подросток сам захотел учиться по дирижированию (между прочим, в том самом году набор на дирижерско-хоровое отделение в десятилетке осуществлялся впервые). В классе О.Е. Соколова (выпускника профессора Ленинградской консерватории П.А. Россоловского) ученики обучались не только по хоровым, но и симфоническим партитурам. А так как Леонид бегло играл на фортепиано, имел абсолютный слух и великолепную память, ему было интересно читать симфонические партитуры, представляя, как это мог бы сыграть оркестр (к слову, он и сегодня может сесть за фортепиано и воспроизвести на память любой фрагмент из классической симфонической музыки).

         Обучаясь в десятилетке, подросток жил вдали от родителей, в условиях интерната. Как об этом вспоминает сам Леонид Николаевич, – «восемь пацанов в комнате, и все – разных специальностей, кто струнник, кто духовик. Режим занятий был строгим, и требования к освоению общеобразовательных предметов были ничуть не ниже, чем к музыкальным дисциплинам, так что приходилось заниматься с раннего утра до позднего вечера». Поэтому, когда после окончания восьмого класса перед Егоровым возник выбор – заканчивать десятилетку или поступать в Ленинградское музыкальное училище им. Н.А. Римского-Корсакова (также при консерватории) – Леонид выбрал училище, чтобы почувствовать «глоток свободы» в своем воспитании, поскольку теперь он мог, по своему усмотрению, более углубленно изучать те предметы, которые ему нравились.

         Именно в училище он впервые ощутил роскошь творческого общения с такими педагогами-музыкантами, как В.А. Маркин (воспитанник профессоров Ленинградской консерватории К.А. Ольхова и Н.С. Рабиновича) и Т.К. Мынбаев (воспитанник профессора Е.П. Кудрявцевой, он закончил Ленинградскую консерваторию и как композитор, а также дирижер-симфонист). А когда на выпускном экзамене Егоров продирижировал с училищным хором духовный концерт Архангельского «Помышляю день страшный» и собственную обработку народной песни «В деревне было в Ольховке», Государственная комиссия, под председательством самой Е.П. Кудрявцевой, единогласно рекомендовала Леонида для поступления в консерваторию.

         В 1976 г. Л.Н. Егоров поступил в Ленинградскую консерваторию и попал в класс профессора А.И. Анисимова. Но к зиме Александра Ивановича не стало (как тогда говорили, с его кончиной «ушла сталинская эпоха», ведь при Иосифе Виссарионовиче Анисимов являлся директором Большого театра, опекаемого вождем), и первокурсника определили в класс Ю.А. Петухова (воспитанник хорового училища при Ленинградской капелле, он закончил Ленинградскую консерваторию в классе А.И. Анисимова, руководил Ансамблем песни и пляски Краснознаменного Северо-Западного пограничного округа). Правда, Егоров осваивал профессию не только под руководством педагогов-хоровиков, но и ходил на уроки по симфоническому дирижированию к И.А. Мусину, В.А. Федотову, А.С. Дмитриеву, Р.Э. Мартынову. Однако в Лениградской консерватории он учился недолго. Дело в том, что несмотря на строгий запрет (в то время) студентам петь в церкви, Егоров устроился в церковный хор (вместе с однокурсником М.Рубцовым, ныне  волгоградским хормейстером, заслуженным деятелем искусств РФ). И хотя православный храм был вдали от центра города, на станции Ланская, нашлись «бабушки», которые сообщили, что здесь поют студенты. «За это нас погнали из консерватории, сказав, что летнюю сессию можете сдавать, но по специальности все равно не будете аттестованы. Миша потом восстановился, а я уехал в Москву и заново поступал в Гнесинку», – вспоминает Леонид Николаевич.

         Таким образом, в 1977 г. он начал учиться в ГМПИ (РАМ) им. Гнесиных, в классе замечательного педагога, хормейстера Большого хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения М.А. Бондарь (воспитанницы выдающегося хорового деятеля Н.М. Данилина). Теперь он углубленно изучал теорию музыкального искусства, тем более было у кого учиться: гармонию преподавала Л.С. Дьячкова, полифонию – Ю.К. Евдокимова. Ректором Гнесинки тогда являлся народный артист СССР, профессор В.Н. Минин, камерный хор которого считался одним из лучших творческих коллективов страны, и студенты-хоровики косяком ходили на мининские репетиции в Знаменском соборе, слушая, как рождаются шедевры интерпретации хоровой музыки. А студенческим хором руководил В.О Семенюк, воспитанник Ленинградской консерватории по классу хорового дирижирования Е.П. Кудрявцевой и Новосибирской консерватории по классу оперно-симфонического дирижирования А.М. Каца. Так что Владимир Онуфриевич кантатно-ораториальную музыку, с симфоническим оркестром института, дирижировал сам: ораторию «Двенадцать» Салманова, Мессу ми-бемоль мажор Шуберта, ораторию «Вечерние песни» Рубина и многое другое.

         В 1982 г., успешно окончив вуз (на выпускном экзамене Леонид дирижировал фрагментами из Мессы ми-бемоль мажор Шуберта, «Незнакомкой» Фалика и миниатюрой Парцхаладзе «Озеро»), молодой специалист поехал работать в Северную Осетию. Правда, в Орджоникидзе (Владикавказе) Леониду Николаевичу не была предоставлена педагогическая или исполнительская работа, поэтому он устроился музыкальным оформителем на Северо-Кавказской студии кинохроники, а по совместительству – звукооператором на Республиканском телевидении (благо, что в Гнесинке окончил курсы звукорежиссуры). Возможно, он так бы и продолжал работать звукорежиссером, если бы не «господин случай».      В 1984 г. Государственные экзамены в Астраханской консерватории проводились под председательством заслуженной артистки России, доцента ГМПИ им. Гнесиных М.А. Бондарь. Услышав, что здесь освободилось место преподавателя кафедры хорового дирижирования, Мария Афанасьевна порекомендовала на эту должность своего недавнего выпускника. И руководство консерватории пригласило Леонида Николаевича штатным преподавателем хоровых дисциплин. С этого времени Астрахань для Л.Н. Егорова стала его судьбой.

         Педагогические и исполнительские способности Егорова проявились сразу же, тем более, что на кафедре хорового дирижирования (зав. кафедрой Л.П. Власенко) ему было поручено руководство хоровым классом. И он достойно выдержал испытание на прочность, исполнив в декабре 1984 (на юбилейном вечере консерватории!) со студенческим хором фрагменты из «Пушкинского венка» Свиридова, а весной 1985 г., во время гастролей студенческого хора в Чечено-Ингушетии, продирижировал циклом Щедрина «Четыре хора на стихи Твардовского». И нужно отметить, что Леонид Николаевич поддерживал общение со своим учителем Марией Афанасьевной Бондарь и прислушивался к ее мудрым советам (в 1989 г., незадолго до кончины, она написала Егорову письмо-завещание с жизненными напутствиями, и он до сих пор им следует).

         Работая в Астраханской консерватории, Л.Н. Егоров не переставал совершенствоваться как педагог-исполнитель. В 1986 г. он прошел курс повышения квалификации для вузовских преподавателей дирижерско-хоровых отделений при Ленинградской консерватории. В 1987 г. являлся участником Смешанного хора дирижеров-хормейстеров России, созданного на базе Творческой мастерской «Русское хоровое пение» (художественный руководитель народный артист России, профессор Московской консерватории Б.Г. Тевлин). В 1991 г. стажировался в ГМПИ (РАМ) им. Гнесиных.

         В то же время, кроме работы на кафедре хорового дирижирования, Л.Н. Егоров являлся хормейстером оперной студии Астраханской консерватории, подготовив с хором такие спектакли, как «Царская невеста» Римского-Корсакова, «Зори здесь тихие» Молчанова, «Не только любовь» Щедрина, «Колокольчик» Доницетти, «Травиата» Верди, «Кармен» Бизе, «Алеко» Рахманинова, «Званый вечер с итальянцами» Оффенбаха, «Летучая мышь» Штрауса, «Свадьба Фигаро» Моцарта. Кроме того, он руководил городским любительским хором (история которого непосредственно связана с деятельностью Астраханской консерватории по музыкально-эстетическому воспитанию жителей г. Астрахани), исполняя с самодеятельными певцами музыку a cappella, в том числе духовные сочинения Чеснокова, Архангельского, Шведова.

         В 1993 г., по семейным обстоятельствам, Л.Н. Егоров уехал в Пермь, где преподавал в институте культуры и искусств. А в 1997 г. он возвратился в Астрахань, пройдя конкурсное прослушивание на должность дирижера Астраханского музыкального театра. В АГМТ Леонид Николаевич провел такие спектакли, как «Алеко» Рахманинова, «Прекрасная Елена» Оффенбаха, «Сильва» Кальмана, «Веселая вдова» Легара, «Проделки Ханумы» Канчели, «Донна Люция» Фельцмана, а также детские оперы – «Золушка» Спадавеккиа, «Кто рассмешит Несмеяну?» Якушенко, «Муха-Цокотуха» Куршева. И тогда же, по совместительству, Егоров работал артистом муниципального камерного хора «Лик». А в 1998 г. он продолжил преподавать в Астраханской консерватории.

Страницы: 1 2


Версия для слабовидящих