Екатерина Степановна Франгулова

FrangulovaЕкатерина Степановна Франгулова

В день своего 85-летия профессор Екатерина Степановна Франгулова, подводя итоги своей активной творческой и педагогической деятельности может с гордостью заявить: «Да, у меня накопилось более 60 лет общего стажа и 52 года работы в консерватории – Бакинской и Астраханской. И мне радостно от того, что четверть века я преподавала на своей родине, в Астрахани. Наша Астраханская консерватория довольно уверенно выдвинулась в число тех, о которых с уважением говорят. И это приятно, но и очень ответственно, и я так думаю, что каждый студент, тем более педагог, должен понимать значимость восхождения на этот путь – через консерваторию к музыке небес! Наша консерватория может и должна числиться в первом ряду формирования личностей будущей музыкальной интеллигенции».

         Астрахань через полвека жизни в Баку в судьбе Екатерины Степановны Франгуловой возникла не случайно. Известная семейная династия Франгуловых внесла заметный вклад в процветание нашего города, обосновавшись здесь с начала XVIII века. Ее отец Степан Сергеевич Франгулов – сын члена Государственной Думы IV созыва (1912-1917 гг.) С.И.Франгулова. Подробно об этом – в изданной в Астрахани в 2008 году книге «Лики ушедшего времени». Воспоминания дочери, трепетно сохранившей семейный архив, и дневники отца, никогда не помышлявшего об их публикации, создают удивительно искреннюю атмосферу времени и судеб большого семейного клана потомственных почетных граждан Астрахани. Можно только поразиться, сколько времени, поисков, волнений и бессонных ночей ушло у Екатерины Степановны в работе над этим удивительным документом эпохи. Трудно удержаться, чтобы не привести строки из частного письма Степана Сергеевича: «Я очень скучаю по родному городу, любовь к которому привил мне покойный, светлой памяти отец мой, Сергей Иванович Франгулов. Эта, может быть, наследственная, врожденная любовь к родному городу, при жизни вдали от него и заставляет меня рыться в литературе и искать всякие воспоминания о «великой» Астрахани». Эта любовь к Астрахани передалась и дочери, которая росла, училась и начинала свое музыкальное поприще в Баку, куда в 30-е годы минувшего века, спасая от репрессий, вывез семью сын члена той последней Государственной Думы России.

         Но с Астраханью Екатерину Степановну связывает не только «наследственная, врожденная любовь к родному городу», но и мамина дружба, какая только может быть у любимой ученицы с любимым педагогом, с легендарной Софьей Григорьевной Домерщиковой, ученицей Зверева (в числе его учеников был С.Рахманинов), которая потом приехала в Астрахань и внесла в души своих учеников то доброе, вечное, что подпитывало их всю жизнь. Ее памяти Екатерина Степановна посвятила музыкальный вечер в стенах знаменитой, без преувеличения, на весь мир, Астраханской картинной галереи. А своим студентам она рассказывала о замечательных музыкантах, с которыми встречалась и дружила, – о Мстиславе Ростроповиче, Эдуарде Граче, о знаменитых конкурсах имени Чайковского, куда ее трижды приглашали независимым экспертом. И нередко цитировала Рахманинова, который страстно любил поэзию и однажды даже написал «белые» стихи: «Что такое музыка?! Это тихая лунная ночь; Это шелест живых листьев; Это отдаленный вечерний звон; Это то, что родится от сердца и идет к сердцу; Это любовь! Сестра музыки – это поэзия, а мать ее – грусть!».

         Мне кажется, что это и ее собственное кредо. Екатерина Степановна так же безмерно любит поэзию. Она может наизусть читать Пушкина, Мандельштама, Максимилиана Волошина, Сашу Черного, и список этот можно продолжать бесконечно. И сама владеет рифмой, пишет парафразы, стихотворные поздравления и наставления, юмористические куплеты. Юмор, кстати, одна из ярких черт ее характера, именно он помогает ей в трудных жизненных ситуациях, а их на ее пути было предостаточно, о чем она не очень любит распространяться публично. Но стойкость, невероятный оптимизм и стремление подняться над суетой, бытом и форсмажорными обстоятельствами, один переезд из Баку через Каспий с больной мамой чего стоил, – это в ее характере.

         «Когда я в 1990 г. приехала в Астраханскую консерваторию, – вспоминает она, – у меня уже была аспирантура по специальности «скрипка» и степень кандидата искусствоведения. В Баку я много занималась камерным ансамблем, но здесь я совершенно отрешилась от камерного ансамбля и даже не ходила на экзамены, потому что во всех этих сонатах каждая нота мною обласкана, все фразы сотканы, собраны, слышать больно… Но в то же время здесь я соприкоснулась с другим материалом – сольной литературой, и она наполнила и увлекла меня, настраивая на творческий лад. И чем дальше я работала, понимала, сколько еще неизведанного, нераспаханного. А музыка, она возвращает к жизни, заставляет думать о том, что пока она звучит, наша жизнь продолжается. Только сейчас я поняла, что меньше всего в жизни… я спала! Да-да! Что бы я ни делала, работала, дружила, общалась, посещала концерты и вечера, занималась с моими учениками, я всегда знала, что жизнь не отодвинешь, не отложишь на завтра. Надо успеть, пока можешь успеть. Жизнь шла рядом, и мои ученики – это главная составляющая моей жизни».

         У Е.С. Франгуловой почти двести выпускников за 60 лет стажа. Многие до сих пор пишут, звонят. Каждый в ее сердце. Звонки поступают из Израиля, США, Германии, Армении, Калининграда, Тамбова, Волгограда, Владимира, Нагорного Карабаха и т.д. Есть лауреаты российских, региональных и международных конкурсов, Дельфийских игр, – это С.Романов, К.Багдасаров, Н.Муртазаева и А.Князева, дипломанты Л.Калиева, Е.Ромадина и другие. Сережа Романов в 2005-2006 гг. был стипендиатом фонда Мстислава Ростроповича и был приглашен в Москву на концерт, где из 46 стипендиатов Ростропович выбрал только 14 человек, Сережа играл во втором отделении. Многие ее студенты играли с симфоническим оркестром Астраханской консерватории и оркестром Астраханского музыкального театра. В Баку у Франгуловой учились дети народных артистов СССР Рашида Бейбутова, Кара Караева, артиста оперы и балета Лютфияра Имамова. Конечно, она знает не о каждом, как кто устроился. Но половина с ней поддерживает отношения. Ее воспитанники востребованы, рекламаций на них не поступало, а ведь большинство «осело» в Москве.

         Сама Екатерина Степановна в общей сложности играла до 1990-го года. Играла с удовольствием, в ее репертуаре было до двухсот произведений. Дважды в год в Баку давала сольные концерты. До работы в Азербайджанской консерватории восемь лет вела ансамбль в Доме офицеров, с которым гастролировала по Советскому Союзу. В Ташкенте с ансамблистами сыграла трио Чайковского «Памяти великого артиста». Потом были Алма-Ата, Нагорный Карабах, Ереван. Наконец, Астрахань, где первый раз с концертом она выступила в 1969 году, в музыкальном училище, сыграв здесь сонату Кара Караева. Когда открылась Астраханская консерватория, тоже приехала с сольным концертом. Деканом был Георгий Илларионович Славников (потом он стал ректором). «Я тогда исполнила Сонату Шостаковича, которая в Астрахани прозвучала впервые (как и Соната Кара-Караева), – вспоминает Екатерина Степановна. После всего пережитого в Баку и буквально бегства во спасение с больной мамой на пароме через Каспий, мой профессор по аспирантуре Карп Савельевич Домбаев посоветовал мне не выходить больше на сцену со скрипкой: «Вы очень эмоциональны, и с Вами на сцене может что-то случиться. Вы уже дважды выступали в Астрахани. Вас там знают».

         Благо, что она, являясь профессором консерватории, могла продолжить научно-исследовательскую деятельность. «Когда я приехала, у меня уже было 18 методичек-брошюр. Одна из них очень дорога мне. Это о сонате Кара Караева. Передала рукопись ему, он ее долго держал, и я решила, что она ему не понравилась. Как-то встретила его сына и спросила:

         – Фарадж, моя рукопись у папы. Вы ничего не знаете о ее судьбе?

         – О, что Вы! Папа вчера за завтраком два часа только и говорил о ней, она ему очень понравилась.

         И когда Кара Абульфазович сам принес ее мне в консерваторию, он сказал «Спасибо», а в рукописи написал: «Я глубоко тронут Вашим глубоким анализом моей сонаты. Вы чудесный и высокообразованный музыкант. Ваш Караев».

         Потом были брошюры по сонате Д.Д. Шостаковича и другие. Когда ее давний друг Эдуард Грач обратился к ней с просьбой написать книгу о нем, Екатерина Степановна с мамой уже были в Астрахани. Это были самые трудные во всех отношениях 1990-1991-е годы, но она, невзирая на неустройство, писала монографию о Граче. А потом пришло время написать книгу «Лики ушедшего времени», ведь она вывезла семейный архив из Баку ценою жизни.

         Неимоверного труда стоило сохранение раритетов из отцовской библиотеки: «Трехсотлетие Дома Романовых», «Японская война», редкие словари. В ее астраханском доме книг – как в приличной библиотеке. «Как можно без книг? Что, телевизор смотреть? У меня многие студенты зачитывались книгами. Таня Аганова, она сейчас в Краснодаре, училась и жила у меня все пять лет. Так она с книжками засыпала и просыпалась. Люция Калиева, моя выпускница с красным дипломом, сейчас в Москве, тоже у меня жила 4,5 года. Потому она и получилась отличным специалистом, ведь интеллект и кругозор развивают книги. Пушкин, умирая, обратился к книгам: «Прощайте, мои друзья». Конечно, не о всякой книге это можно сказать. Но я плохих книг не держу. Я даже жалею, что человек за всю свою жизнь не сможет одолеть бездонный кладезь мысли, богатство слова, мудрость, суть бытия веков и цивилизаций. Это волнующее путешествие в прошлое – шаг в будущее, без этого человечеству нельзя. И все это – в книгах», – утверждает Е.С. Франгулова.

         Единственная настоящая человеческая роскошь – это «роскошь человеческого общения». Точнее Сент-Экзюпери никто не сказал. В стремительности времени мы забываем об общении между собой, а это очень важно, забываем или порой некогда поделиться тем, что мы читаем или слышим, говорим. А с молодежью – надо больше говорить, делиться воспоминаниями.

         «Мне кажется, чем чаще мы, педагоги, будем общаться со студентами во вне учебное время, тем интереснее будет их консерваторская жизнь. Все спешим, все торопимся. Я студентам как-то сказала: «Вот нам все некогда. А подумайте, у кого можно спросить про ценность года, – у студента, который нахватал «хвостов». Месяца – у матери, ожидающей ребенка. Дня – у молодоженов накануне свадьбы. Часа – у влюбленных, ждущих свидания. Минуты – у пассажира, опоздавшего на поезд. Секунды – у человека, который увернулся из-под колес автомобиля. Миллисекунды? Об этом расскажет серебряный призер Олимпийских игр».

         Если ее спросить: «Вы счастливый человек, Екатерина Степановна?», она ответит утвердительно: «В эти дни, оглядываясь на прожитые десятки лет, я с полной уверенностью могу сказать: «Да! Я счастлива, спасибо Тебе, Господи! Спасибо за то, что удалось в лабиринте жутких событий все-таки выйти на «свет в конце тоннеля». Было трудно, почти невероятно, но удалось. А за счастье, что живу сейчас, я «заплатила» огромную цену (если это можно назвать так). Я счастлива, что у меня были такие родители, такая семья, такие Богом данные педагоги, замечательные друзья, мой муж, к сожалению, рано ушедший из жизни, эрудит, энциклопедист, музыкант от Бога, он вел класс скрипки в Бакинской консерватории. Да, я счастлива и с радостью встречаю каждый день. И теперь, когда мне предстоит проститься с любимой работой в консерватории и переехать в Подмосковье, где меня уже давно ждут родственники, перед которыми я в долгу, ведь  нам так не хватало общения друг с другом, – сколько мне отпущено Богом, я хочу посвятить все это время продолжению книги «Лики ушедшего времени» — семейный архив рода Франгуловых обязывает. «Пахать» буду, надеюсь, пока дышу – Dum spiro spero».

Н. Куликова (Торопицына),

заслуженный работник культуры РФ,

член Союза журналистов РФ

 

Фото К.Гузенко


Версия для слабовидящих