Галина Алексеевна – центр семьи. Интервью с ветераном Великой Отечественной войны Г.А. Саитовой (Баязитовой)

Комната, в которой мы беседовали с Галиной Алексеевной, оказалась очень светлой и уютной. На прикроватном столике я заметила планшетный компьютер. Как мне объяснили дочери Галины Алексеевны, в свои уже немолодые годы она освоила планшет и теперь общается по скайпу с друзьями и родственниками. Я была удивлена! Несмотря на то, что из-за давней травмы Галина Алексеевна уже несколько лет не может передвигаться самостоятельно, бодрость духа она не теряет. По словам дочерей, мама для них – настоящий центр семьи.

Галина Алексеевна, в каком возрасте и где Вас застала война?

Мне тогда был 21 год. Война застала меня в селе Лагань Астраханской области. Но родилась я в Казахстане.

– Чем занимались до войны? Какие у Вас были планы?

До мобилизации я работала в детском саду воспитателем. Очень хотела продолжить обучение, но помешала война.

– Какие чувства Вы испытали, когда объявили войну?

Почувствовала, что все ушло… О чем я мечтала, теперь стало неосуществимо. Сначала я ведь не представляла, что такое война. Потом уже, когда немного в себя пришла, поняла, что с мечтой об учебе нужно расстаться на неопределенное время.

– В каком году Вас призвали на фронт?

В июне 1942 года я получила повестку из военкомата. С нашего района призвали 30 человек – все молоденькие девушки. Каждое утро в течение месяца мы приходили в военкомат. Нас учили рыть капониры – укрытия для самолетов. Затем нас командировали под Сталинград к городу Серафимович, где и началась настоящая фронтовая жизнь. После инструктажа, меня определили в медико-санитарный батальон 96-й стрелковой дивизии 21-й Армии, где и прослужила до 45-го года. Потом были бои за Сталинград… Страшные это были бои, тяжелейшие.

– В каком роде войск Вы служили?

Я проходила службу в медсанбате, была санитаркой. Мы выхаживали раненых солдат.

– Были радостные моменты на передовой? приезжали в Вашу часть с выступлениями артисты?

В нашем медсанбате такого не было. Когда стихали обстрелы, в соседних частях иногда устраивались показы фильмов. Но у нас не было возможности туда ходить, за все время помню только один раз. Мы были заняты ранеными. А первым радостным событием было присвоение нашей стрелковой дивизии звания Гвардейской за оборону Сталинграда и преобразование ее в 68-ю Гвардейскую стрелковую дивизию. Нам вручили гвардейские значки, которые мы с гордостью носили.

– Что Вам помогало выстоять в трудных переходах?

Особенно нам помогала песня. Куда бы ни шли – всегда пели песни.

– Какая у Вас любимая песня была?

В то время только вышла «Катюша» (улыбается). Всеми любимая песня. Мы же пешком много ходили и в строю всегда запевали. Шли по 30-40 километров в день. Делали привалы на 10-15 минут, а потом снова в дорогу. Молодые были.

– Наверное, в таком молодом возрасте все эти тяготы воспринимались легче?

Да… шутили и смеялись с девчатами во время таких переходов.

– Вы писали письма с фронта?

Письма писать некогда было, а вот получать любили (смеется).

– Кто Вам письма присылал?

Конечно же, писали родители. Был у меня молодой человек, который тоже служил, но погиб на войне. От подруг иногда письма получала. Но особенно ждала весточки от мамы.

– У Вас есть медаль «За отвагу»…

Меня представили к этой награде, но получила я ее позже. Первую медаль я получила «За боевые заслуги» и «За оборону Сталинграда».

– Ваши первые впечатления, когда прибыли в Сталинград, что Вы тогда увидели в первую очередь?

Нам, признаться, даже некогда было по сторонам смотреть. Мы видели только раненых солдат. И все мысли были об одном: лишь бы им помочь, облегчить их страдания. Я даже сейчас иногда думаю: во время войны звезды на небе были? Потому что к небу даже некогда было глаза поднять

– Галина Алексеевна, расскажите, как Вы получили ранение на войне.

Нашу передовую группу из 5 человек направили в селение. Не сказали какое, потому что в то время все было засекречено. Пришли мы в село, а там тишина, стрельбы не слышно. Нам разрешили поспать часа два. Мы только легли, еще не заснули, как слышим приказ подняться. Видим, в нашу сторону уже летит самолет, а по пригорку ползут три немецких танка. Началась бомбежка, тогда меня и ранило в правую руку. Уже в госпитале рука распухла, пальцы не слушались. Дважды собирались ампутировать ее, но я не позволила. Поэтому выписали меня с шиной на руке. До штаба корпуса нашей дивизии я добиралась пешком, но на месте мне сказали, что дивизия в окружении уже 2 дня. Предлагали остаться в штабе корпуса, но я отказалась. Тогда меня подселили к одинокой бабушке, у которой немцы недавно забрали дочь. Она встретила меня, как родную, заботилась обо мне 3 дня. Когда наша дивизия вышла из окружения, я вернулась к ним. В медсанбате меня встретили очень радушно, там же и подлечили мою руку.

– Самый памятный для Вас момент, связанный с войной.

Больше всего, конечно же, запомнилась переправа через Днепр у Балыко-Щучинки Киевской области. Помню, ночь была темная, стрельба не прекращалась ни на минуту. Переправлялись мы на лодке. Враг обстреливал вслепую. Нам дали команду снять ремни и сапоги на случай, если лодка перевернется и мы окажемся в воде. Вокруг взрывались снаряды и мины. Одна из них разорвалась совсем близко. Тем не менее мы благополучно переправились на правый берег и там помогали тяжелораненым бойцам. После освобождения плацдарма от немцев наш медсанбат уже полностью переехал на правый берег Днепра

– Помните свои чувства, когда объявили о победе над фашистами?

Знаете, мы, как футболисты, так крепко обнялись (улыбается). Мы, девушки, плакали, мужчины – тоже. Даже спустя много лет, на встрече однополчан, мы вспоминали этот момент вместе, тоже были и объятия, и слезы. Было чувство радости и гордости.

– А как вас встречали в освобожденных городах?

В Будапеште, когда советские войска вошли в город, нас встречали местные жители и дарили букеты сирени. Когда вернулись домой, на вокзале в Астрахани нас встречали с музыкой – играл духовой оркестр. Для нас накрыли столы. Еще дали всем по кружке пива (улыбается), мы их отдали нашим ребятам.

– Вы встречались с однополчанами после войны? Поддерживаете с ними сейчас связь?

Первая встреча с однополчанами прошла в 1978 году в Полтавской области. Да и сейчас мы с ними переписываемся. Некоторые подружки даже приезжали ко мне в гости из разных городов. Конечно, многих уже нет…

– Тяжело ли было вернуться к обычной жизни после войны?

Воспоминания о войне еще долго преследовали. Но было и такое, что не понимала, где было лучше, а где хуже. Все-таки то были самые памятные годы моей жизни. На них пришлась моя юность. Жалко было, что по окончании войны мы с друзьями расстались. Потом уже, конечно, были встречи с однополчанами, но уже после того, как всех нашли.

– Галина Алексеевна, как Вы отмечаете 9 Мая?

В этот день собирается вся моя большая и дружная семья. Дети, внуки и правнуки очень заботятся обо мне, радуют, чем могут. Правнучка Катя даже сочиняет мне песни.

Что Вам хочется сказать современной молодежи? Есть какие-то пожелания для нее?

Я не знаю… Молодежь сейчас избалованная. До них трудно, наверное, достучаться. Хочется пожелать, чтобы родители, бабушки и дедушки были для них примером, чтобы не забывали о них. Главное ведь не только к своим родителям относиться с добротой, но и к окружающим людям. Надеюсь то, что перетерпело наше поколение, больше никогда не повторится. Пусть жизнь у них будет мирная и счастливая. Без войны.

Напоследок я от всей души пожелала Галине Алексеевне еще долгих лет жизни в кругу любящей семьи и, самое главное, крепкого здоровья. Очень жаль, что с каждым годом этих самоотверженных и сильных людей остается все меньше и меньше. Давайте беречь их, чтобы они каждый день чувствовали нашу любовь и поддержку.

Беседовала Ольга Ворожейкина

(опубликовано в журнале «Магнат», №4, 2015 г.)


Версия для слабовидящих