Воевал в штрафном батальоне

Мне в детстве было непонятно, почему мой дедушка – мамин отец – Немцов Михаил Димитриевич 9 мая не ходит на митинг. На все мои вопросы относительно его участия в Великой Отечественной войне и наличия у него боевых наград дедушка отвечал уклончиво и неопределённо. А когда я подросла, бабушка и мама объяснили мне, что вопросов на эту тему задавать не нужно. Немного позже я узнала, что мой дедушка во время войны был в заключении.

Михаил Димитриевич – сын терской казачки и батрака, родился в 1910 году в станице Воровсколесская Ессентукского района Терской области. Рано потерял отца (Димитрий Немцов погиб в гражданскую в 1918 году, привлечённый на сторону красных посулами земельного надела и безбедной жизни). С десяти лет дедушка начал зарабатывать на жизнь самостоятельно: был посыльным, торговал конфетками, газетами, цветами. Учёбу пришлось оставить. Образование у него было на уровне третьего класса церковно-приходской школы. Однако на всю жизнь дедушка сохранил любовь к литературе и к чтению. Мама вспоминает, что дедушка полночи после тяжелой физической работы мог читать книги, а рано утром снова шёл трудиться.

В 1930-е годы, призванный в ряды Красной армии, дедушка служил на Кавказе в войсках связи, в роте лыжников. После армии, проживая в Баку, работал на буровой, а потом устроился на бакинский завод, где освоил все виды станков по обработке металла и работал токарем-фрезеровщиком. Независимый по характеру и удачливый в делах, Михаил Димитриевич вызывал раздражение и зависть недоброжелателей. Так, в 1939-м году, по доносу за «критику» советской власти, мой дед оказался осуждённым на 10 лет и был отправлен на строительство первой трассы БАМа.

Работа на БАМе была не только тяжёлой, но и во многом бестолковой. Брёвна в два обхвата, уложенные накануне на место будущей дороги, к утру бесследно исчезали – их поглощала болотистая почва. Неизвестно, сколько бы продолжался этот «сизифов» труд, если бы не началась война.

Начало войны дедушке запомнилось тем, что однажды заключённых собрали, погрузили в теплушки и привезли в Ростовскую область, на передовую. Предположительно, это был штрафной батальон в составе Южно-Уральского военного округа. Перед началом боя заключённым раздали деревянные винтовки-муляжи со словами: «Захотите жить — добудете себе оружие в бою!». Вот так в атаку против немцев пошли «вооружённые» деревяшками люди. «Немец мне попался, — вспоминал дедушка, —  какой-то напуганный, растерянный. Я оглушил его прикладом своей «винтовки», отобрал у него автомат и пошёл в атаку дальше».

Из военного времени он рассказывал и о том, что отступая, штрафники однажды попали в окружение. Положение было критическим. Осторожно пробираясь по городу, вышли на кладбище со множеством старинных склепов. Тут дедушке пришла в голову мысль: «За мной, ребята! Укрыться можно в склепах!». Кто-то попытался возразить: «Ты что, Михаил? Там же покойники! Страшно!». «Что покойников бояться? Они не стреляют!», — парировал дед и направился к одному из склепов. За ним последовало ещё несколько человек. Открыли старинную дверь, из склепа пахнуло холодом и сыростью. Вскрыли стоящие в склепе гробы. Аккуратно, насколько можно было в данной ситуации, извлекли из гробов скелеты и сложили их на каменном полу в дальнем углу склепа. Солдаты быстро улеглись в гробы и накрылись крышками. Чувство суеверного страха испытывали, наверное, все, но жажда жизни была, конечно, сильнее. Лёжа в гробах, солдаты слышали, как фашисты открыли дверь склепа и о чем-то переговаривались между собой, а затем удалились. «А мы дождались ночи, — рассказывал дедушка, —  и под покровом темноты пробрались к нашим».

Был ещё и такой случай. Как то возвращались с задания. Сгущались ранние зимние сумерки. Вдруг дедушка, рядовой Немцов, заметил на снегу лежащего вниз лицом солдата. Наш или немец? Ранен? Убит? Быстро подбежал к солдату. Оказалось, что наш. Потрогал: рука тёплая, пульс есть. Попытался перевернуть бойца на спину и увидел, что солдат держит во рту два конца провода. И тут всё стало понятно. Перебили провод — прервалась связь. Не имея возможности как-то иначе устранить разрыв провода, солдат сжал концы зубами и тем самым обеспечивал связь между подразделениями наших войск. Однополчане деда унесли раненного героя, а затем наладили связь, прочно соединив разорванный провод.

Рассказывал дедушка и о том, как они с боями отступали до Сталинграда и во время одного из боёв его и товарища тяжело контузило, в результате чего оба потеряли слух. «На что теперь вы, глухие, годитесь?», — спросил их командир. Дедушка сказал, что умеет работать на металлообрабатывающих станках, а другу подал знак: говори, мол, что ты тоже умеешь. Так они вдвоём оказались на Сталинградском тракторном заводе, производившем и ремонтировавшем танки. Дедушка обучил своего друга работе на станке. Трудились они в паре. Пока один работал, другой спал на ящиках около станка, потом менялись местами. Станок почти не останавливался. В цехах над станками были сделаны навесы из плащ-палаток, так как крыша во многих местах просто отсутствовала. Через огромные пробоины в стенах можно было видеть сражения на улицах города и танки, уходящие в бой из заводского цеха.

С окончанием Сталинградской битвы, в конце февраля 1943 года, штрафников-заключенных погрузили в вагоны и отправили в Монголию. Там дедушка пробыл до 1948 года. А в 1949 был освобождён и направлен для дальнейшего проживания в Астрахань, так как целый ряд городов Советского Союза был закрыт для него. Работая в СМУ №2, дедушка принимал участие в строительстве жилых домов, дорог, нефтебаз.

В военном билете деда, в разделе «Сведения об участии в Великой Отечественной войне и других войнах», заполнено лишь несколько строчек. Из этих записей следует, что дед в Великой Отечественной войне не участвовал, ранений и контузий не имел, ну и правительственных наград у него не было. Дедушка рассказывал, что после окончания войны, в Монголии кто-то из заключённых, воевавших в штрафном батальоне, попытался добиться справедливости и узаконить своё военное прошлое. «Скажи спасибо, что жив остался», — так оборвало  тюремное начальство запрос бесправного фронтовика.

Но, несмотря на то, что дедушка официально не был признан участником Великой Отечественной войны, я горжусь, что он воевал и трудился во имя Победы!

В.Н. Лаврова,

ведущий библиограф

Астраханской консерватории

M.D.Nemtsov

М.Д. Немцов


Версия для слабовидящих