Мы верили, что победим!

Неужели уже 70 лет прошло с тех дней, дней моего золотого детства?

         Да, я дорожу тем, что являюсь ребенком войны и сегодня могу поделиться своими детскими воспоминаниями (тогда мне было всего девять лет). Как же быстро все пронеслось, такого темпа, наверное, и в музыке не сыскать. Сколько событий всякого рода прошло перед глазами. Но для меня всё живо, что было тогда, в те военные годы, которые надежно спрятаны в глубине моего сердца …

         С первых дней войны мы знали, верили, что победим! Вероломный враг, он боится нас, поэтому и напал ночью, без объявления войны. Какие фильмы нам показывали? В конце – апофеоз – обязательно наступают наши войска, сокрушительный огонь, и враг бежит, бежит, бежит … А мы, зрители, дружно кричали «ура» и даже тогда, когда уже зажигался свет в зале, уходить не хотелось. Мы как патриоты великой страны чувствовали себя победителями! Хотелось хорошо учиться, быть полезными, помогать людям! А люди! Люди тогда были ДОБРЫМИ. Хотя все тогда недоедали, но могли поделиться последним. Нас так воспитывали – в доброте ко всем, с доброжелательностью даже к незнакомым. А еще нас с ранних лет приучали к дисциплине, справедливости и честности во всём. В связи с этим вспоминается, может быть, совсем незначительный, но интересный факт. У нас в школе в Баку на большой перемене давали завтраки – по 100 грамм хлеба на каждого ученика. Самый лакомый кусок – горбушка, именно она вкуснее всего. Дежурный берет ее себе. Что сделала я – председатель совета пионер-отряда? Составила список всех учащихся класса (30 человек), и, таким образом, все получали, по очереди, вкусную горбушку. Никто такому порядку не воспрепятствовал, даже самые отчаянные мальчишки-двоечники.

         Мой папа был призван в армию и находился под Баку в батальоне №426 МПВО (местная противовоздушная оборона). Между прочим, он организовал там самодеятельность, позвав на помощь свою жену (мою маму) – пианистку. А я играла на скрипке. Платья, в котором можно было выходить на сцену, у меня не было, и мне сшили военную форму с погонами старшины. И когда папа как конферансье объявлял меня, то говорил, что «играет на скрипке старшина сверхсрочной службы», и все ждали, что выйдет «тётенька» в возрасте, а выходила маленькая девочка с длинными косами, и зал заливался смехом и аплодисментами!

         Да! Шла война, но люди все равно жаждали музыки, песен, художественного слова (стихов, рассказов).

         Мы с мамой ездили по госпиталям (иногда в неделю было до трех вызовов). Многие школы Баку, Большой зал консерватории, фабрики-кухни и т.д. были отданы госпиталям. Раненых было очень много. Их везли круглыми сутками. Мои бабушки (мамы моих родителей) обливались слезами, глядя на молодых калек…

         Однажды в одном из госпиталей меня поджидал случай, который никогда не сотрется из моей памяти. В тот день мы с мамой выступали в Большом зале, а потом главврач попросил у мамы разрешения, чтобы я поиграла в палате для тяжелобольных. Мама осталась в зале, она играла, что «заказывали» раненые, а я с главврачом направилась в палату. Там лежали два молодых парня без обеих ног. Один сразу приподнялся навстречу мне, подозвал и сказал, что у него тоже есть такая дочка. Он очень был ласков и поцеловал мои косы. Я даже смутилась. Начала играть, и вдруг, распахивается дверь и буквально влетают главврач с санитарами. Главврач хватает меня в охапку (я испугалась за скрипку) и тащит из палаты, а санитары занимаются вторым раненым. Оказывается, он потерял всю семью и маленькую дочку, обожаемую им, а потому обозлился на весь свет. В руках у него была табуретка, которую он уже поднял, чтобы бросить в меня … Как же меня затрясло, когда я поняла, что он мог меня убить.

         Однако все военные годы мы с мамой выступали в госпиталях, где нас хорошо принимали и выражали одобрения зачастую криками, так как руки у раненых могли быть забинтованными.

         В 1943 году в Бакинскую филармонию уже стали приезжать гастролеры. Жизнь постепенно входила в привычную колею.

         Мне уже немало лет, но свое военное детство я помню очень хорошо, и при воспоминании о тех годах во мне всегда поднимается чувство гордости за мою страну, за Советский Союз, в котором я родилась и воспитывалась.

Е.С. Франгулова,

кандидат искусствоведения,

профессор кафедры струнных инструментов

Астраханской консерватории

01_Frangulova

Катя Франгулова, 1940-е гг.

02_Frangulova

Е.С. Франгулова, 2014 г.


Версия для слабовидящих