«У КАЖДОГО МУЗЫКАНТА – СВОЙ ПУТЬ…» беседа Владислава Петрова с Ярославом Судзиловским

О современной культуре, «Пути в музыке» и «МолОте» беседует доктор искусствоведения, доцент В.О. Петров с Я.С. Судзиловским, композитором, членом Союза композиторов РФ, председателем Молодежного отделения Союза композиторов Российской Федерации («МолОт»), лауреатом международных и всероссийских конкурсов, автором и соучредителем Творческой лаборатории кафедры композиции в Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского.

Интервью опубликовано в сборнике: Музыкальная наука и композиторское творчество в современном мире: Сборник статей по материалам Международной научной конференции 9 октября 2015 года / Гл. ред. Л.В. Саввина, ред.-сост. В.О. Петров. – Астрахань: Триада, 2016. – С. 51-61.

ЯРОСЛАВ СУДЗИЛОВСКИЙ:

«У КАЖДОГО МУЗЫКАНТА – СВОЙ ПУТЬ…»

интервью с композитором, членом Союза композиторов РФ, председателем Молодежного отделения Союза композиторов Российской Федерации («МолОт»), лауреатом международных и всероссийских конкурсов, автором и соучредителем Творческой лаборатории кафедры композиции в Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского

 

 

В.П.: «МолОт»… Мы говорили об этой организации более 3-х лет назад. Что произошло за это время? Чем гордится «МолОт» сейчас?

Я.С. Главное, чем «МолОт» может гордиться сейчас – это то, что мы как организация сумели возродить реальное молодежное композиторское движение в России. Не реализацию бюджетов под проекты, а живущий каждодневно организм. Сейчас уже все привыкли к тому что «МолОт» уже есть, и мало кто задумывается, какие Авгиевы конюшни нам приходилось разгребать шесть лет назад в ситуации, когда нам – выпускникам Московской консерватории, которых спускали со всех лестниц и кабинетов – говорили, что мы фактически никто, не члены Союза композиторов, что мы уже и не консерваторцы вообще, а просто никому ненужные люди. Никому, кроме нас самих и нескольких авторов (среди которых укажу В. Казенина, Р. Калимуллина), которым я безмерно благодарен и всегда буду благодарен, кто с нами с самого начала и кто поддерживал нас все эти годы. Я подчеркиваю, с момента развала СССР до создания «МолОта» прошло восемнадцать лет, и никто за это время не предпринял хоть что-то создать для композиторской молодежи постоянное, какой-то базис, платформу на постоянной основе, чтобы дать старт молодому автору, защитить его. Все сидели, и всем было хорошо. Думаю, если бы тогда не наш напор и в чем-то молодежная наглость, все бы так и сидели и сегодня. Это вообще проблема общества – страшная инерция во всем. Мы сумели сломать хоть часть хребта этой инерции, благодаря чему мы можем сегодня говорить о российской молодежной композиторской ситуации – общероссийской, подчеркиваю, не московской, ижевской, ленинградской, новосибирской, а именно общероссийской, даже «общесоюзной». К нам «подтянулись» молодые композиторы из ряда республик бывшего СССР, например, – Беларуси (А. Пилатов, А. Цалко, Н. Бильтюков, М. Лукашевич и др.), Армении (А. Арутюнян, Д. Сатян, К.Григорян, хотя в Армении у нас нет филиала «МолОта»: там у нас партнерское сотрудничество, но я очень признателен А. Стяну и всем композиторам Армении, которые пошли на установление таковых контактов), где абсолютно такие же проблемы, как и у нас. Мы имеем сегодня ситуацию, когда молодой автор в Якутии знает своего сокурсника в Калининграде. Это было немыслимо в 2006 году, когда я заканчивал консерваторию; я не знал даже своих сокурсников в Петербурге. Сибирь тогда для нас вообще была другая Планета. Подобная ситуация политически и стратегически преступна для такой огромной страны как наша. И мы сумели объединить страну и выдвинуть уже целое поколение композиторов, которым, без «МолОта» чтобы они там не говорили сегодня, было бы гораздо тяжелее выйти на профессиональную сцену. Среди таковых – почти все первое поколение «МолОта»: Э. Низамов, А. Хубеев, Н. Попов, С. Маковский, М. Булошников и многие другие. Сейчас они взрослые люди; ряд авторов по-прежнему работает в «МолОте», как, например, Э. Низамов, возглавляющий Татарское отделение организации.  Часть же композиторов уже пошла своим путем: это жизнь, это нормально. Поскольку я именно без «МолОта» выдвигался в 2005-2008 годах – ничего не было для ребят – и лично прошел все этапы борьбы за место под солнцем, когда ты один, и как хочешь, так и крутись, я научился добиваться поставленных целей и бороться за Идею. Только разовые отдельные акции были возможны в середине 2000-х годов, но этого было мало. Молодежи нужна, как пелось в старой песне, – своя Планета. И мы ее создали. На протяжении шести лет нами проведено огромное количество мероприятий в разных городах и странах.

В.П.: Я так понимаю, что на концертах «МолОта» звучит разнообразная музыка… Каков он – Образ современной музыки на твой личный взгляд? Что превалирует в ней, какие тенденции?

Я.С.: На мой личный взгляд образа никакого нет. Тут проблема очень глубокая, она кроется в самой природе нашей профессии и в общем в идее Пути – а кому все это нужно и зачем – вопрос… Вот, чуть отвлекаясь, напомню: в июле 2015 года исполнилось 35 лет со дня смерти величайшего В. Высоцкого. Я как-то утром подумал, что вот все эти звания «народный артист СССР», «народный артист РФ» и пр. – пустая карьеристская формальность, потому как не соответствует никаким реалиям. Ну какой может быть народный артист, скажем, представитель академической музыки? Какого народа? Народу так невыносимо чужда сейчас классическая музыка. Он ее в лучшем случае не воспринимает. Или академический театр. Это не народные артисты, а элитные артисты – артисты для тех 3% населения, кто что-то понимает в этом. Я бы разделил понятия «элитный артист РФ» и «народный артист РФ». Скажем, Г. Гродберг – элитный артист РФ, известнейший органист, но не народный. Вместо имени Гродберга можно вставить имя любого другого академического артиста. Считаю, что за историю позднего СССР было только два народных по-настоящему артиста – В. Высоцкий и В. Цой. Народный артист, это когда запрещают печатать объявления о смерти, а народ из уст в уста как ураган передает «…умер Высоцкий!». И, несмотря на запреты, вся Москва встала – молча, на грани революции. Вот это народный артист! Или В. Цой… При всем моем уважении – когда умер М. Ростропович, дай Бог человек 200 плакало в мире, когда умер Цой – в этот день только 45 подростков по всей стране совершили практически ритуальные самоубийства, уйдя вслед за своим кумиром. Это тоже народный артист. Элитный артист – артист для сливок общества – элиты. Я говорю все это к твоему вопросу – образ современной музыки… Каким он может быть, если зачастую музыка умирает сразу, после озвучивания ее в первый и последний раз на сцене? И это считается великим достижением? Композитор физически сегодня живет гораздо дольше, чем его музыка. Отсюда и другие вопросы: а зачем это все нужно, зачем нужна эта имитация бурной деятельности? Конечно, моя позиция субъективна, и я подчеркиваю, что сейчас говорю не как руководитель организации «МолОт», а как композитор, как индивид – у меня большой вопрос к молодежи: куда вы, собственно идете? Вообще желание-то есть хоть какое-то? Цель? Не знаю, смысл? Никто не родит за вас Идею. Это ваше дело. Можно помочь художнику в лице государства, организации, фестивалей и прочей инфраструктуры, но выявить Путь может только сам художник, а для этого нужно хоть чуть-чуть обратить внимание на Духовный путь развития. Если высказаться парламентарно, то современная музыка находится в глубочайшем Духовном кризисе – кризисе самоидентификации. Именно не техническом, а духовном, поскольку техникой, в той или иной степени, овладели все. Что только не выделывают: я бы целые направления композиторов в цирк распределял. Это реально артисты оригинального жанра – на них интересно просто смотреть, но не слушать их музыку. Нужно вспомнить о том, что мы вообще-то люди – создания духовные. Путь потерян: старый потерян, а новый не найден.

В.П.: Сам слушаешь музыку В. Высоцкого и В. Цоя? Что в ней притягивает – особая осмысленность социокультурной драмы тех эпох, в которых они жили? Они, так скажем, есть для тебя «правдивцы»?

Я.С.: Да, это люди, которые совершенно точно умерли вовремя. Я не представляю себе Высоцкого в эпоху Перестройки даже. А уж что говорить о бандитских 90-х… Также, как и о чем бы пел Цой, скажем в 2001 году? Это уникальные явления нашей культуры, но и как Шостакович, – они были возможны только в СССР.

В.П.: Согласен со многими высказанными тобой позициями. А как сейчас найти этот новый Путь в музыке, о котором ты так рьяно говоришь? Ты как композитор можешь смоделировать его? И есть ли сейчас те, кто может?

Я.С.: Потенциально, конечно есть. Мне кажется, что первый шаг – это освободиться от оков социально-профессиональных комплексов: от фестивальных стандартов, от того, что скажет профессор, от мнений вообще, от того, как отреагируют композиторы группы СОМА или АСМ, или еще каких-то тусовок по интересам. Надо просто быть самим собой. Не бояться показать «не ту музыку» – ибо это все страшилки Разума. Нет «не той музыки»! Ну не понравитесь вы, скажем, композитору Х, понравитесь композитору Y. Это чистейшая математика, свободнее надо быть, хотя это очень сложно. Очень. Потому что страшно – страшно оказаться «за бортом» непонимания, быть высмеянным, быть отвергнутым, то есть быть художником на самом деле. Художник не идет за течениями. Он создает их – свои собственные течения. Инерция как всегда правит бал в этом вопросе. Я написал в своей книге «Пелос» целую главу «4 шага освобождения Ищущего Духа», где я даю свою идею освобождения – свой первый шаг, сделав который можно познать истину обретения Пути.

В.П.: Какую музыку пишешь сейчас сам? Что лично для тебя является главным, приоритетным при выборе темы сочинения, его образа? Актуальность?

Я.С.: …жизнь сейчас не актуальна. Как музыка может быть актуальной?

В.П.: Хорошо. Убираем слово «актуальность», остальное в вопросе остается…

Я.С.: На сегодняшний день приоритетом, наверное, является то самое обретение Пути, о котором я сказал выше. Вне этой задачи нечего делать в искусстве. Искусство, оно, понимаешь, – должно быть как момент на слове взрыва: вот истина. Смерть – это истина: ты умер, и как не прыгай и не крутись, ты труп, это то, с чем невозможно спорить… Рождение ребенка – это истина: как бы ты не кричал, он придет в этот мир. И с этим тоже невозможно спорить: ты можешь любить детей, не любить их, не хотеть детей, но жизни все равно. Так и произведение искусства – оно должно быть таким же сильным и убедительным, как рождение или смерть. Вне комментариев. Когда мы начинаем рассуждать, это уже провальная работа – она не должна вызывать слов, она должна говорить на ином языке – говорить с Духом.

В.П.: Конечно, понимаю архаичность, может, и негативную, понятия «сквозная идея», но, возможно, она все же есть у тебя, учитывая большое количество созданных тобой сочинений?

Я.С.: Ты спрашиваешь, как приходит момент создания-замысла? Его невозможно высидеть, вернее можно – так многие делают, ну и получается ужасная музыка. Мне лично чувствуется, когда опус пятой точкой высижен, такой знаешь, крепкий опус композитора, без ложной скромности такой опус… Вот только насколько он нужен Космосу не совсем ясно. Если же говорить о сквозной идее – то она естественно есть, и не одна: реформа человеческого ДНК, обретение Пути к Двум Храмам, Рождение новой мировой Религии, обновление мира на 100%.

В.П.: Ну, эти идеи, конечно же, не решить одному человеку… Или это возможно?

Я.С.: Понятия не имею. Сила мысли должна как зерно быть опущена в благодатную почву. Сейчас время такое, полумерами мы не можем больше жить ни в чем. Кризис. Это если про идею. Что касается музыкальной составляющей – я разрабатываю концепцию «Нового рококо». Мне это близко и очень важно.

В.П.: Что именно ты вкладываешь в понятие «Новое рококо»?

Я.С.: Это состояние моего сегодняшнего мироощущения: усталость от всего, жажда свежего воздуха, притом азарт, стремление к обретению духовного мира, обретение некоего Опыта – человек для меня теперь прозрачен, происходит ощущение принадлежности к Империи, притом абсолютно жесткое убеждение в том, что есть ДА, а что есть НЕТ. Раньше я не мог ответить себе на этот вопрос, сейчас могу. Музыкально – это принцип новой гармонии, двух стаканов воды и выход в космический музыкальный ноль. И красота как самоцель – в смерти, в жизни, в любви, в уродстве. Это система, подвергающая все сомнению и из этого сомнения возрождающаяся подобно духовному Фениксу, обретая новую красоту и Духовный Путь: это принцип «духовной бани» – выйти чистым из самого себя. Это путь обретения внутреннего мира и прекращения войны с самим собой. Хотя она вечна. Прудон в этом вопросе был прав, конечно. Два стакана воды – это протяженность удачного сочинения по времени. Не более. Не более двух стаканов воды должно идти сочинение. Большие произведения, по моему мнению, сегодня не могут быть переварены в условиях ритма Планеты. Исключение – фундаментальная работа, которая прерывает законы времени человека и выходит в Космос. Мне кажется, что таковы опусы В. Артемов, к примеру. Послушай его «Реквием» – ему удалось создать в музыкальных звуках Рай: это реально Рай.

В.П.: То есть это не стилистически «Новое рококо», как, например, неоклассицизм, необарокко? Это больше духовный уровень?

Я.С.: А что такое необарокко? Что это такое? Это что, жанр? Это что, эпоха? Что это?

В.П.:  Наверное, то же, что и неоклассицизм. А это что такое?

Я.С.: Абсолютное ничто. Обман масс, как и выборы народных депутатов. Игры разума умных по отношению ко всем остальным. Это жвачки, не более того, как прерафаэлиты в Англии, или клубное травести-шоу: это субкультура. Искусственное высасывание из пальца. Есть эпоха – она рождает то, чем живет мир, человек. Какое может быть барокко в XIX или XXI веках? Или классицизм в XX веке – просто надо как-то было самоназваться и назвались. Сюрреализм- последнее честное явление в искусстве ХХ века, поскольку он оправдан.

В.П.: Тебе близок сюрреализм?

Я.С.: Очень близок. Это – и правда, и бегство. Я сам одно время был сюрреалистом в живописи, когда учился в художественном Лицее и потом уже в Академии; я как бы и «отпрыгнул» от таких людей, как С. Дали, А. Миро, М. Эрнст, Л. Бунюэль, М. Шагал, И. Танги, Г. Арп.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Страницы: 1 2 3


Версия для слабовидящих