Аннёнгхасеё, или Добро пожаловать в увлекательный мир корейской музыки!

23 июня в Астраханской консерватории произошло знаменательное событие: состоялся концерт музыкантов из Южной Кореи. В программу включены только подлинные шедевры, прошедшие проверку временем и хранящие чистоту традиции. Были представлены наиболее характерные корейские инструменты: цитры комунго и каягым, а также обязательный для корейской музыкальной культуры ударный инструмент – чангу – барабан в форме песочных часов. Программа не случайно получила название «Неслыханные санджо», поскольку каждый из перечисленных инструментов-«героев» показал свои неповторимые тембры и виртуозные возможности в музыке санджо, которая вобрала в себя различные культурные пласты и сегодня является мощным звуковым символом разнообразной, тонкой и страстной Кореи.

В концертной программе приняли участие: профессор национального университета Конджу, директор общества по исследованию традиционной корейской музыки, исполнитель на цитре каягым  Ю Сунми; приглашённый профессор корейской традиционной музыки университета в Махасаракхаме (Таиланд) Ким Сиён; а также художественный руководитель и главный дирижёр Ири Хянче Чуль Пхунню, или национального ансамбля аристократической музыки города Ири (Иксан) О Сок Шин. Сегодня национальный ансамбль аристократической музыки города Ири под руководством О Сок Шина успешно гастролирует у себя на родине и за рубежом. В 2008 году и в мае 2012 года корейские музыканты своим искусством покорили московскую публику. Их концерты с большим успехом прошли в Большом и Рахманиновском залах Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского. После Астрахани музыканты отправились в Москву, где будут принимать участие во Всемирном фестивале «Вселенная звука 2015».

Открылась концертная программа «высокой» музыкой светской традиции, или музыкой элиты. В её исполнении принимали участия две цитры – каягым и комунго. Комунго – струнный смычковой инструмент – считается королевским инструментом и атрибутом истинно просвещённого человека. В древности все учёные должны были уметь на нём играть, и даже присутствие его в доме было обязательным. У комунго шесть шёлковых струн, играют на нём бамбуковой палочкой. Считается, что комунго создал в V веке н.э. музыкант Ван Санак. Согласно легенде, своё второе название – хён-хак-гым, что в переводе значит «лютня чёрного журавля», комунго получил оттого, что во время игры на нём с небес спустился чёрный журавль и стал танцевать. Этот инструмент сохранил свою популярность до наших дней и считается одним из символов музыкальной культуры Кореи.

Каягым – длинная корейская 12-струнная цитра, которая является одним из наиболее знаковых для корейской музыкальной культуры инструментов. Существует две техники исполнения на каягыме: нажатие на струну левой рукой, а также различные колебательные движения, производящие различные эффекты: встряхивание, изгибание струны или вибрация. Правая рука используется в технике защипывания струны или удара по струнам. Исполнитель традиционно сидит на полу, скрестив ноги и положив один конец инструмента на правое колено, а другой – на пол. Струны защипывают пальцем правой руки и тремя следующими пальцами, а левой рукой нажимают на струну или натягивают её, изгибая или производя разнообразные колебания струны (в диапазоне от микротоновых интервалов до кварты), создавая особый тип широкого вибрато, весьма характерный для корейской музыки. Предположительно, каягым возник в VI в., и его появление связывают с именем короля Касиля, правителя королевства Кая (отсюда и название «каягым», т.е. «струнный инструмент государства Кая» или «струны Кая»). Все традиционные каягымы имели шёлковые струны, но в конце XX в. стало возможным заменить их на синтетические (нейлоновые).

Каягым и комунго объединились в исполнении камерной сюитной музыки «Ёнсанхвесан» для ансамбля струнных. Эта музыка в эпоху правления династии Чосон (с 14-го по начало 20 века) развивалась из буддийского песнопения, превратившись в сложноорганизованную масштабную инструментальную композицию, услаждавшую аристократическую публику. Элегантный дух и спокойное движение «Ёнсанхвесан» напрямую связаны с идеалами конфуцианства, согласно которым умы подданных должны быть в порядке и покое, а повлиять на это должна соответствующая музыка и ритуал.

В концерте прозвучали 4 последних номера (полная сюита включает 15 пьес) из сюиты «Ды пхун рю», предназначенной для игры на открытом воздухе: Кэмён, Янчхон, Уджо и Пхунню куккори. Строй этой музыки очаровательный, сладостный, и темп трёх пьес медленный, быстрый и медленный. Их исполнили Ю Сунми (каягым) и  О Сок Шин (комунго).

«Чимхянъму» – это пьеса, написанная в 1974 году современным автором Хван Бён-ки для дуэта цитр каягым и барабана чангу. Переводится название как «Танец в аромате алоэ». Считается, что чимхян – это запах родом из Индии, и в этой пьесе, по словам самого композитора, он пытался одновременно передать подлинный вкус древнего корейского государства Силла (7-10 век) и особый, неоднородный аромат Южной Азии. Эта современная композиция прозвучала в исполнении дуэта каягымов в составе Ю Сунми и Ким Сиён, барабан чангуО Сок Шин.

Санджо – уникальная традиция сольной корейской инструментальной музыки. В переводе с корейского санджо означает «собирание рассыпавшегося звука». Удивительно точно подобранное название традиции как нельзя лучше отражает её суть, так как весь творческий процесс в санджо выглядит именно как собирание воедино «рассыпавшейся мелодии». Изначально звуковой материал санджо представляет собой не заданный неким автором и однозначно зафиксированный текст, а хранящийся в сознании исполнителя набор ритмоинтонационных формул и систему правил соединения этих формул в протяжённые мелодические линии. Перед началом исполнения в распоряжении музыканта многообразные мелодико-ритмические модели, которые нужно будет, следуя строгим правилам, уложить в заданную сетку ритмических и формообразующих координат. Это сложная интеллектуальная игра, которая, в то же время, пронизана единым эмоциональным порывом, позволяющим достичь эффекта мощного энергетического потока, устремляющего, подобно сжатой пружине, к полному высвобождению духовных сил и достижению состояния подлинного удовлетворения. Такое состояние достижимо только тогда, когда все условия этой высокой игры выполнены: использован весь потенциал исходного мелодического материала, точно рассчитана драматургия ритмического развития композиции, обретено единство интеллекта и интуиции. В этом процессе роль музыканта и роль инструмента уравнены: каждый отдаёт процессу творчества всё, на что способен.  И только тогда, когда звуковой «замок» возведён, и состояние творческого восторга достигнуто, можно сказать, что данное санджо состоялось, рассыпанные звуки – собраны.

Музыка санджо построена на спонтанном музицировании, но на основе строгого знания правил организации музыкальной ткани. По сложности организации, виртуозной технике исполнения, смысловому содержанию и художественной выразительности санджо лежит в сфере классической светской музыки. Все части санджо исполняются без перерыва в постепенно нарастающем темпе. В начале каждой из частей солист демонстрирует короткую мелодическую фразу, обозначающую переход к новому ритму. Ещё раз обратим внимание на то, что вся корейская музыка, в том числе и санджо, всегда исполняется в сопровождении ударных инструментов. Именно барабаны задают необходимый темп и пульс композиции. В корейской музыке не звуковысотность, а ритм является самой сутью музыки. Это понятно даже на слух – ритм придаёт корейской музыке её пряность, остроту, специфичность. Недаром в Корее говорят, что «постигать ритм – значит понимать музыку».

Исполнение санджо уникально и неповторимо, и зачастую основывается на версии одного из великих мастеров: в нашем концерте каягым санджо прозвучало в версии мастера Сон Гым-рён и его исполнили Ким Сиён (каягым) и Ю Сунми (чангу).

Каягым пхёнчхан – это корейская музыкально-культурная традиция, которая включает пение и игру на инструменте каягым. При этом главенство принадлежит песне, а инструмент выполняет аккомпанирующую функцию. Каягым пхёнчхан вошёл в музыкальную практику с середины XIX века. Его репертуар достаточно свободен, специально закреплённых песен нет. Для вокальной части чаще всего отбирались короткие классические стихотворения или отрывки из текстов корейских сказов пхансори. Пхансори – один из символов корейской культуры, разновидность поющегося сказа. Это искусство двух солистов: певца-сказителя и исполнителя на барабане в форме песочных часов чангу. «Песнь о верной Чхунхян» – одно из самых известных дошедших до нашего времени пхансори. В нём повествуется о любви Чхунхян, дочери намвонской куртизанки, и молодого чиновника Ли Мон Рёна. Преодолев все трудности и преграды, встававшие на их пути, молодые люди, наконец, соединились в счастливом браке.

В концертной программе прозвучала «Саран-га» (что в переводе означает «песнь о любви») из пхансори «Чхунхян», воспевающая глубокое и настоящее чувство главных героев этого сказания. Небезынтересен факт, что наряду с санджо, традиции каягым пхёнчхан в Корее был присвоен статус «национального нематериального культурного сокровища № 23». Этот номер был представлен в исполнении Ю Сунми (пение, каягым) и Ким Сиён (чангу).

А далее Астраханская консерватория, как радушный хозяин, представила легендарный ансамбль «Скиф» в составе: заслуженный артист РФ, заслуженный деятель искусств РФ, профессор Александр Мостыканов, заслуженный артист РФ, профессор Александр Бабушкин, заслуженный артист РФ Игорь Калина и лауреат всероссийских и международных конкурсов, доцент Сергей Соколов. Надо сказать, что в прошлом году квартет «Скиф» совершил гастрольное турне по Южной Корее, где с огромным успехом прошли его концерты. Композицию Михаила Горобцова «Путешествие к восходу солнца» музыканты посвятили воспоминаниям о своём путешествии по южнокорейскому полуострову.

Затем вокальный дуэт – народная артистка РФ Наталья Тарасова и лауреат международных конкурсов Татьяна Важорова, в сопровождении квартета «Скиф» – с блеском исполнил «Gruss» Мендельсона и русскую народную песню «Выйду ль я на реченьку».

Примечательно было то, что 23 июня – международный день балалайки. Исполнение квартетом «Вальса-балалайки» Андреева было приурочено этому событию.

Завершилась концертная программа совместным номером, исполненным корейскими музыкантами и квартетом «Скифы». Прозвучала минъё (народная песня) «Ариран», которой корейские исполнители всё чаще украшают свои концерты в качестве финального номера. Именно под эту песню корейская фигуристка Ким Ёна выступила со своей произвольной программой на Чемпионате мира по фигурному катанию в 2011 году. В 2000 году во время Чемпионата мира по футболу, проводимого совместно Кореей и Японией, именно эту песню пел рок-музыкант Юн Дохён со своей группой перед зданием Сеульской мэрии, поддерживаемый мощным хором собравшихся на площади десятков тысяч болельщиков Национальной сборной Кореи по футболу. Всемирно известная оперная певица сопрано Чо Суми неоднократно исполняла «Ариран» во время своих выступлений, в том числе в сопровождении Лондонского филармонического оркестра. Ею же она поздравила бывшего президента Кореи Ким Дэ-чжуна на церемонии присуждения ему Нобелевской премии мира в 2000 году. «Ариран» также звучала на саммите, прошедшем в Сеуле в 2000 году, и на церемонии закрытия XIII Всемирных специальных летних Олимпийский игр в Афинах в 2011 году. Министерство культуры включило песню «Ариран» в «Сто символов Кореи».

Самая известная корейская народная песня «Ариран» появилась на свет более 600 лет назад. Это была народная песня для повседневного исполнения. Местные жители напевали её, когда собирали хворост, сажали рис, пропалывали поле или отправлялись в горы за дикорастущими травами. «Ариран» пели все вместе в минуты веселья или порознь, стараясь приглушить чувство одиночества.

Песня «Ариран» состоит из нескольких куплетов, которые поются с разными словами на одну и ту же мелодию. Поэтому исполнитель можно свободно добавлять к песне новые строчки сообразно своему настроению. Благодаря такой особенности на свет появилось множество версий «Ариран», и в настоящее время в обеих Кореях насчитывается около 50 версий и более 6000 вариаций этой песни.

Особая корейская душевность, жизненное упорство, сердечное тепло и никогда неунывающий характер являются стержнем духовной истории корейской нации. Эта сила духа, мягкая и одновременно твёрдая, помогающая снова распрямиться после пережитых невзгод, проходит красной нитью через всю песню «Ариран». В этом, наверное, состоит секрет привлекательности «Ариран», и в том, что эта песня позволяет понять силу духа и эмоциональный код корейского народа.

После бурных аплодисментов зала на сцену вышел Председатель Астраханской региональной общественной организации «Корейский культурный центр Хамке Идон» господин Цой Сергей Вячеславович, который вручил благодарственные письма за пропаганду своего искусства и роскошные букеты цветов корейским музыкантам.

…Отзвучали последние звуки корейской музыки, но какая-то необъяснимая наполненность ещё очень долго заряжала ушедших с концерта слушателей своей энергией. На мой взгляд, это было действительно СОБЫТИЕ. Далёкие миры стали ближе, необычные инструменты, потрясающая техника исполнения и бесконечное ощущение присутствия в информационном потоке «вечности». Казалось, у этой музыки нет времени и нет конкретного места; она словно «всегда» существовала, а мы лишь на какое-то время «включили» свою способность её услышать благодаря корейским музыкантам. Поразило внезапное – в середине концерта – «вплетение» в звуковую ткань голоса, и образы стали ещё более зримыми. Мы оказались во власти дальневосточного музыкального мира и не могли отказаться от его пленительного обаяния и силы.

Вместо эпилога. Ещё великий мудрец Конфуций говорил, что именно музыка способна пробудить в человеке ощущение связи с Небом. Это некое таинство, происходящее в душе у каждого, кто способен открыть своё сердце навстречу звукам. Музыкальная культура восточных стран – глубокий колодец, наполненный чистыми звуками, берущими своё начало у самых истоков Древности. К сожалению, европейское мышление ещё не в полной мере способно прочувствовать всю красоту и философию этой музыки. Именно прочувствовать, а не понять или осознать. Ибо разум становится бессилен, когда душа наполняется звучанием Вселенной…

Ведущая концертной программы –

доктор искусствоведения, профессор,

заведующая кафедрой теории музыки и композиции

Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова

Татьяна Карташова

Фото К.Лавровой

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Версия для слабовидящих